22 Июля

Идеи, от которых отказался Пушкин

Среди непревзойденных представителей русской литературы огромное значение имеет А.С. Пушкин – основоположник современного русского литературного языка и создатель новой русской литературы. Весь год пронизан пушкинскими датами: с 26 мая по 6 июня широко отмечалось 220-лет со дня рождения поэта, совсем недавняя дата 19 июня – день крещения, 12 сентября будет день ангела поэта, 19 октября – день лицея, 10 февраля день гибели, и так каждый год мы снова и снова готовы неумолчно вспоминать о лире, что чувства добрые пробуждает в поколениях россиян и по всему миру.

В 2018 году в Издательском доме «Познание» Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия широкой читательской аудитории была представлена новая монография известного исследователя палео-слависта, доктора филологических наук, профессора Евгения Михайловича Верещагина «Творческие замыслы А. С. Пушкина, оставшиеся в черновиках. Доступные текстологические очерки».

Доктор филологических наук, профессор Евгений Михайлович Верещагин (род. в 1939 г.) по основным интересам является исследователем-палеославистом. Давным-давно (в 1971–1972 гг.), в эпоху государственного атеизма, ему удалось – не без больших препятствий – опубликовать две пионерские книги, посвященные переводческой деятельности славянских первоучи́телей Кирилла и Мефодия. Итоговый труд по названной теме («Церковнославянская книжность на Руси»; 2001) был удостоен Макариевской премии. Последняя по времени палеославистическая монография ученого - «Кирилло-Мефодиевское книжное наследие» (2012). К этой же теме примыкает изучение греко-славянской гимнографии: Е.М. Верещагин является соиздателем древнейших славяно-русских служебных миней, в том числе уникального и древнейшего славянского богослужебного сборника «Ильина книга» (опубликован им в 2006 г.). Вторая сфера интересов ученого – изучение Библии, и не только славянской. Его последняя книга по данной теме – «Современная библеистика в общедоступном изложении» (2013). Третья сфера – исследование вопросов лингвокультурологии. Написанная совместно с В. Г. Костомаровым фундаментальная монография «Язык и культура» выдержала пять изданий (последнее – в 2005 г.), и соавторы получили Премию Президента Российской Федерации в области образования. Наконец, Е.М. Верещагин не одно десятилетие занимается пушкиноведением. Им написан ряд статей и издана (опять-таки в содружестве с В.Г. Костомаровым) книга «Хранитель и Творец русского языка и культуры. Опыт применения методик исчисления смыслов к произведениям А.С. Пушкина».

В «Очерках» изучаются не только всем хорошо известные напечатанные важнейшие «вершинные» произведения поэта роман в стихах «Евгений Онегин» и поэма «Медный всадник», но и рукописи – черновые и беловые, а также корректурные листы, содержащие правку, и экземпляры прижизненных изданий, если А.С. Пушкин собственноручно оставил в них свои пометки. Предпринятое недавно факсимильное издание черновиков А. С. Пушкина дало возможность лингвистам, в т.ч. автору замечательной монографии, применить к исследованию черновиков великого поэта новейшие методики расчитки и интерпретации текстов. Свои методики профессор Е. М. Верещагин разработал и использовал ранее на огромном материале и на разных языках – от древних библейских до современных рукописей. Автор не обещает легкого чтения, но он постарался изложить свои выводы доступно для всех.

Прочитав эту книгу, вы будете поражены, насколько далекими от известных публике сюжетных линий «Евгения Онегина» и «Медного всадника» – произведений, входящих в золотой запас мировой литературы, – были их первоначальные варианты. Все мы слышали, что Пушкин иногда задумывал одно, а с течением времени реализовывал другое. Как отмечает автор книги: «Варьирование замысла нередко имело место прямо в процессе написания отдельных строф или немного погодя, так что смежные листы черновой рукописи, если учитывать вымаранные фрагменты, могут содержать в себе разные повороты линии сюжета или характеристик персонажей. Причиной тому могли быть разные - постепенность созревания и неотчетливость первоначального замысла, желание избежать нареканий цензуры, не противоречить вкусу читающей публики, изменение собственных взглядов на те или иные вопросы и прочее». Однако конкретные повороты намерений Пушкина пока обнаружены не все, – их выявлению и посвящены наблюдения автора монографии. Следы перемен авторских намерений отложились в черновиках, однако вчитываться в труднейшие рукописи (а Е. М. Верещагин их прочитал не так, как предшествующие исследователи) – дело непростое, хотя и захватывающее.

Например, вас никогда не удивляла ничтожность причины, по которой Ленский был вызван на дуэль и убит другом? А в первоначальном замысле этот вызов был вполне мотивирован. И таких примеров из черновиков А.С. Пушкина в книге исследована масса.

Председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы им. А. М. Горького Российской академии наук, главный научный сотрудник отдела русской классической литературы, доктор филологических наук В. С. Непомнящий в поддержку готовящегося издания книги отмечал: «Монография представляет собой новое слово в пушкиноведении и заслуживает скорейшей публикации… Е. М. Верещагин, не ограничиваясь собственно текстологической (транскрипционной) работой, регулярно предпринимает затекстные (лингвокультурологические) разыскания, что позволяет ему сделать ряд конкретных заключений о динамике сюжетов и характеристик персонажей «Евгения Онегина» и «Медного всадника». Исследуются только те альтернативные сюжеты и характеристики, которые четко обозначены (в иногда полностью отделанных) строфах, но по некоторым причинам не введены Пушкиным в окончательный (печатный) текст.

По-новому прочитана в черновиках и перетолкована поворотная строфа в «Евгении Онегине», которая, будь она сохранена, привела бы к иному сюжетному развитию, чем общеизвестное. Выявлены подлинно серьезные причины двукратного конфликта Ленского с Онегиным (во сне и наяву), объясняющие поведение Онегина, которое согласно печатной версии, порой кажется слабо мотивированным. Определены дополнительные аргументы к характеристике Онегина и соотнесению еще некоторых черт пушкинского героя с личностью самого автора энциклопедии русской жизни».

В своем отзыве на монографию научный рецензент книги, ведущий научный сотрудник Института русского языка РАН, доктор филологических наук Н. В. Перцов отмечая выявленные автором пушкиноведческой монографии новые аспекты биографии А. С. Пушкина, пишет: «Е. М. Верещагин сумел прийти к полудюжине инновационных выводов… уточнил понимание Пушкиным сущностных свойств рода Поэта («мятежности» и «гонимости»), а также того места в цепи предков, которое Поэт отводил себе… предпринял попытку проникнуть в первоначальный замысел «Медного Всадника», главный герой которого сначала (по версии черновиков) был обрисован как благородный и богатый дворянин со звучной фамилией и лишь со временем по воле автора петербургской поэмы лишился «прозванья», опустился до «ничтожества» и соответственно потерял право на равный поединок дворянина с дворянином (в том числе и с монаршей особой)…. Увенчалась успехом попытка выявить суть феномена компенсаторности, приводившего к тому, что Поэт передавал (как бы «заместительно») свои заветные умонастроения Онегину.

Все постулируемые Е. М. Верещагиным повороты сюжетов и характеристик радикально отличаются от традиционных интерпретаций… автор постарался быть максимально убедительным и не пожалел места на подробную аргументацию».

В издание включен дополнительный восьмой очерк «Как Пушкин переосмыслил сюжет притчи о блудном сыне». Это исследование одной из «Повестей Белкина» «Станционный смотритель», основанное на методике исчисления рече-поведенческих тактик персонажей, в котором Е. М. Верещагин, касается такой важной и деликатной темы, как религиозность Пушкина. Автор отмечает, что «Поведенческая парадигма блудного сына как общественный феномен формировала нормативные ожидания современной Пушкину читающей публики. Здесь же излагается наша точка зрения на замысел Пушкина, который, как мы думаем, перевёл этический вектор Притчи из сферы ветхозаветного Закона в область новозаветной Благодати…рассматривается психологический процесс покаяния в свете возможного отнесения поведенческой парадигмы к жизненной судьбе самого Поэта».

Доброжелательный, заинтересованный и проникновенный читатель будет сторицей вознагражден! Ему откроются доселе неизвестные творческие поиски светила русской литературы. Очерки написаны доступно для массового читателя и представляют собой захватывающее чтение. По словам самого автора Е. М. Верещагина «книга "Творческие замыслы А. С. Пушкина, оставшиеся в черновиках. Доступные текстологические очерки", при строгом соблюдении качеств научного инновационного труда вполне доступна вдумчивому читателю».

Заслуживают отдельного внимания обширные постраничные примечания автора, вводящие весьма интересный историко-культурный контекст Пушкинской эпохи и жизни, позволяющие еще глубже проникнуться пониманием удивительных результатов уникального исследования.

Внутри книги есть большое количество репродукций подлинников пушкинских черновиков.

Книга «Творческие замыслы А. С. Пушкина, оставшиеся в черновиках. Доступные текстологические очерки» предназначается для лингвистов, литературоведов, преподавателей русского языка и литературы, культурологов, других специалистов гуманитарного профиля, а также всему сообществу читателей и почитателей Пушкина.

Материал портала Jesu-Portal. На портале также представлены два из фрагмента из книги Е. М. Верещагина «Творческие замыслы А. С. Пушкина, оставшиеся в черновиках. Доступные текстологические очерки»: §2. Анализ фрагмента V/1-4: тактики похваления (Эпизод знакомства Онегина с сестрами Лариными) и §7. Круг чтения Татьяны http://jesus-portal.ru/life/expert/tvorcheskie-zamysly-pushkina/

Возврат к списку