В журнале "Международная жизнь" опубликована рецензция на книгу сотрудника ОВЦС, кандидата технических наук, магистра теологии Андрея Юрьевича Хошева "Мост единства над бездной распада", вышедшую в ИД "Познание"
19 декабря 2022

В журнале "Международная жизнь" опубликована рецензция на книгу сотрудника ОВЦС, кандидата технических наук, магистра теологии Андрея Юрьевича Хошева "Мост единства над бездной распада", вышедшую в ИД "Познание"

Увидевшая свет в переломном не только для России, но и мира в целом 2022 году книга кандидата технических наук и магистра теологии, сотрудника Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Андрея Юрьевича Хошева без преувеличения уникальна[1]. Она посвящена крайне сложной и безмерно актуальной теме. В условиях ведущегося при помощи самых радикальных средств и технологий нового «крестового похода» против православной церкви, причем не только как института, но и как последнего оплота сохранения истинно христианских ценностей, делающих человека Человеком, обращение к теме межцерковных связей в условиях конфликтов и войн на территории бывшей Югославии представляет не только научный, но и политико-практический интерес. Сложность темы определена также принадлежностью исследуемых явлений к нашему миру и нашему времени, что естественным образом порождает субъективность оценок. Далеко не каждому по интеллектуальному плечу реализация поставленной задачи, но как известно, не по силам Бог креста не дает.

Предметно занимаясь югославской темой на протяжении уже 30 лет, я всегда рассматривала религиозный фактор как базовый при анализе причин и последствий многочисленных конфликтов и войн, выпавших на долю балканских народов[2]. В то же время межцерковные связи в переломные моменты истории региона оставались на периферии не только моих научных изысканий, но и многих отечественных балканистов. Даже в масштабной по охвату тем коллективной монографии, посвященной изучению исторической политики в странах бывшей Югославии, не нашлось места для анализа роли русско-сербских межцерковных связей в кризисные для региона периоды[3]. Поэтому работу А. Ю. Хошева отличает по истине новаторский для российской науки предмет исследования – автору удалось представить целостное полотно церковной политики в контексте югославского кризиса, включая динамику официальной позиции церквей, заявления патриархов и высших органов церковной власти, контакты и взаимодействие иерархов в контексте процессов распада Югославии.

Пять глав книги связаны общей логикой, и будут интересны не только историкам, обществоведам и культурологам, но и всем, кто хочет понять роль и значение в сложных перипетиях международных отношений такого института гражданского общества, как церковь. Первая глава (С. 17-94) представляет собой введение в югославский вопрос – раздел, присутствие которого совершенно оправданно, исходя из того, что молодое поколение читателей, интересующихся историей, выросло в эпоху, когда Югославии уже нет на политической карте.

Особое внимание привлекает параграф с говорящим названием – «Сербский вопрос в послевоенной Югославии» (С. 52-81). Хотя содержание по факту оказывается несколько уже заявленного – внимание автора сфокусировано на положении сербов в Косовском крае в годы социализма. Тем не менее, как иллюстрация сербского вопроса эта тема выбрана вполне удачно, а для распада Югославии она также очень важна, так как прелюдией распада СФРЮ стали в 1980-х гг. дискуссии вокруг вопроса о необходимости изменения конституционного статуса Социалистического автономного края Косово. 

Краткий экскурс в историю русско-сербских межцерковных отношений в XX в. представлен в следующем параграфе (С. 82-94). Автор прослеживает взаимосвязь динамики этих контактов с состоянием двусторонних советско-югославских отношений. После смерти И. Броза Тито в 1980 г. отношения Русской и Сербской церквей активизируются, охватывая и косовскую проблему (С. 86), и униатский террор на Западной Украине (С. 87-91), идёт обмен визитами и сближение двух церквей.

Следующие четыре главы последовательно раскрывают в хронологическом порядке положение Сербской православной церкви (СПЦ) и её отношения с РПЦ в контексте основных этапов югокризиса. Внешнеполитический контекст бытия Церкви не «висит в воздухе», а базируется на прочном историографическом и эмпирическом фундаменте. Несомненное уважение представленный на суд читателей труд вызывает за счет проработанного массива источников и литературы – библиография занимает 54 (!) страницы (С. 373-427). Здесь, в частности, дан исчерпывающий перечень со ссылками на издания, где они опубликованы или на архивы, где они хранятся, официальных документов Сербской и Русской православных церквей по теме югославского кризиса, опубликованную и неопубликованную переписку патриарха Сербского Павла и патриарха Московского и всея Руси Алексия II, высших иерархов этих церквей, интервью, а также подборку ссылок на материалы официальной церковной прессы тех лет, как сербской, так и отечественной Если же вернутся к сути второй главы, то автору удалось на фоне корректно и детально представленного внешнеполитического контекста 1990-х гг. последовательно развить свою тему – собственно церковные события.

Хотя исследование А.Ю. Хошева посвящено в первую очередь русско-сербским межцерковным отношениям, важное место в его книге отводится документам и свидетельствам, которые характеризуют положение самой Сербской православной церкви в 1990-1995 гг., что повышает ценность представленной работы.

Важным достоинством книги является подробное цитирование документов, позволяющее полнее осмыслить их содержание и упоминаемые в них события. Исcледование позволяет взглянуть на мир глазами православных сербских журналистов, писавших о войне в первой половине 1990-х гг. Их боль и переживания, вылившиеся на страницы церковной прессы тех лет, были на долгое время забыты, но теперь, 30 лет спустя, тщательно собраны и вновь раскрыты читательской аудитории братской России на страницах новой книги. 

Это относится прежде всего ко второй главе, которая посвящена положению Церкви в Словении и Хорватии в 1989-1992 гг. в условиях назревания политического кризиса, напряжённости и беспорядков после первых многопартийных выборов, переросших в войну летом 1991 г. в Словении и в 1991-1992 гг. – в Хорватии. Заслуживают внимания документы и богатая фактура, связанные с задержанием клириков СПЦ в день демонстрации 1 декабря 1989 г. в Любляне (С. 96-101), заявления иерархов и духовенства о ситуации в Хорватии (С. 99-100, 111-113), отношение хорватского спецназа к духовенству СПЦ в Пакраце (С. 118-120), описание ущерба и страданий, которые понесла Сербская церковь в годы гражданской войны (С. 126-151).

В контексте современного украинского кризиса особенно важной является тема идейной взаимосвязи между усташеским геноцидом 1941-1945 гг. в фашистском Независимом государстве Хорватия и террором против сербов в период войны в Хорватии 1991-1992 гг. Свидетельства узников хорватских лагерей о допросах в отношении прославления новомучеников – жертв усташей (идейных братьев украинских бандеровцев) времён Второй мировой войны вопиют (С. 149-150). Ужас, пережитый краинскими сербами, звучит в словах подробно цитируемых в книге писем патриарха Сербского Павла, также уроженца Славонии, патриарху Алексию II и главам других Православных Церквей (С. 143-144, 160-162). Так же мало кто знает факты об освобождении усилиями РПЦ епископа Славонского Лукиана, захваченного в плен и удерживавшегося хорватскими боевиками (C. 159-160).

В книге показано, что ещё до начала войны в Хорватии СПЦ выступала в отношениях с хорватскими католиками миротворческой силой. Сразу же после инцидента в Боровом селе под Вуковаром, где на Первомай 1991 г. прошли первые бои между сербскими силами самообороны и хорватской полицией, по инициативе Сербского патриарха Павла прошла встреча возглавляемой им делегации СПЦ с делегацией Римо-католической церкви во главе с архиепископом Загребским кардиналом Франьо Кухаричем. Переговоры продолжались и в дальнейшем, чётко обозначив миротворческую позицию Сербской православной церкви (С. 168-170) как силы, свободной от политики – в том числе от политики руководства Югославии.

Показательно, что на эту миротворческую позицию не смогла в достаточной мере ответить католическая сторона, связанная обязательствами перед режимом Ф. Туджмана. Важно, что патриарх Павел в интервью итальянскому изданию отметил согласие СПЦ с правом хорватов на самоопределение и при этом – неготовность хорватских католиков согласиться с симметричным правом краинских сербов остаться в составе Югославии (С. 173).

Автор верно отмечает, что ещё в июле 1991 г. патриарх Сербский Павел устроил встречу с руководством Исламской общины Сербии (С. 224). И в дальнейшем, уже в условиях разразившейся в 1992 г. войны в Боснии и Герцеговине (БиГ), патриарх Павел не переставал призывать лидеров боснийских мусульман к примирению. Примером высокой личной нравственности патриарха Павла служит случай, когда в ответ на жалобу лидера боснийских мусульман Я. Селимовского он осудил жестокость, допущенную сербскими паравоенными формированиями в Биелине и Зворнике, и не стал отмалчиваться, когда при попадании крупнокалиберного сербского снаряда в здание Риясета в Сараево тот же Селимовский был ранен (С. 226). Важнейшим результатом дипломатии СПЦ стало совместное заявление лидеров православных, католиков и боснийских мусульман о том, что война на территории бывшей Югославии не является религиозной войной (С. 226-227).

Дипломатические усилия Сербской православной церкви получали поддержку РПЦ и лично патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который возглавлял Конференцию европейских церквей и после ухода с этого поста продолжал пользоваться большим влиянием в международном экуменическом движении. Автор прав в том, что международные экуменические площадки имели особое значение для представления позиции СПЦ в условиях беспрецедентных международных санкций против Югославии и повсеместной односторонней антисербской пропаганды.

Особый интерес представляет обозначенная автором, но при имеющемся объёме документальных данных ещё недостаточно раскрытая тема контактов делегаций СПЦ с представителями российского государственного руководства во время визитов в Москву в 1992-1995 гг. Из представленных в книге сведений можно предположить, что темами встреч были, в частности, международные санкции против СРЮ и гражданская война в БиГ (С. 205-208), а также план Вэнса-Оуэна и связанные с ним риски (С. 251-253). Сербская православная церковь фактически вела самостоятельную дипломатию, находясь в оппозиции к С. Милошевичу и защищая права сербского народа.

Не только для ученых, но и для людей с четкой гражданской позицией, будут особенно интересны сведения о позиции патриарха Алексия II и в целом РПЦ в переломные моменты новейшей истории России – речь о событиях ГКЧП 1991 г., о процессе создания СНГ, а также о конституционном кризисе в октябре 1993 года. Внимания заслуживает хотя и не высказывавшаяся тогда прямо, но вполне ясно выявленная автором поддержка патриархом Алексием II «югославской» линии законодательной власти новой России (Верховного Совета и Государственной Думы), направленной на поддержку сербского народа в СРЮ, Сербской Краине и Республике Сербской. Сюда относятся также выступление представителя Отдела внешних церковных связей РПЦ в Государственной Думе с осуждением планов по нанесению воздушных ударов НАТО по позициям боснийских сербов (С. 273-276), заявление на ту же тему патриарха Алексия II (С. 276-278), миротворческий визит патриарха Алексия II в Республику Сербскую и Сараево в мае 1994 г., включая его встречу с Р. Караджичем (С. 292-293), состоявшуюся 17 мая 1994 г., в день принятия Госдумой закона о выходе РФ из санкций против Югославии – к сожалению, так и не утверждённого тогда Б. Ельциным.

Поддержке миротворческих усилий СПЦ послужила также прошедшая в заблокированном аэропорту Сараево встреча патриарха Алексия II с лидером хорватских католиков архиепископом Загребским кардиналом Франьо Кухаричем и патриархом Сербским Павлом, на которую отказался явиться лидер боснийских мусульман (С. 293-295). Подписанная религиозными лидерами «Сараевская декларация» стала ещё одним голосом против использования религии для разжигания вражды между народами на Балканах.

Соединяя судьбы России и Сербии, патриарх Алексий II на торжествах по случаю 50-летия ООН говорил не только о «сербском», но и «русском» вопросе (С. 333) – о беде разделённого народа, которую мы сейчас, почти два десятилетия спустя, переживаем в связи с трагическими событиями на Украине.

Отдельное внимание уделено заявлениям Священного Синода РПЦ и патриарха Алексия II с осуждением геноцида и изгнания сербов из Хорватии в ходе ликвидации Республики Сербская Краина: военных операций «Молния» в мае 1995 г. (C. 325-327) и «Буря» в августе 1995 г. (C. 345-348), а также заявления патриарха Алексия II с осуждением ракетно-бомбовых ударов НАТО по территории Республики Сербской в рамках операции «Освобождённая сила» (C. 353-354). В книге убедительно показано, что в годы югославского кризиса РПЦ занимала позицию, во многом независимую от официального политического курса Б. Ельцина и его ближайшего окружения, консолидируясь с силами, стремившимися помочь сербскому народу.

Вряд ли можно оспорить тезис автора о том, что операция НАТО против боснийских сербов была «прологом к агрессии НАТО против Югославии» (С. 350). Это, действительно, была, с одной стороны, репетиция слаживания сил гегемона-агрессора. С другой – проверка российского руководства на политическую «вшивость». В 1999 г. альянс использовал (уже без санкции ООН) боснийский опыт вмешательства «глобального жандарма». Выражаясь словами патриарха Алексия II, бомбардировки Республики Сербской стали «опасным прецедентом», который повторился в трагедии 1999 г. и далее шагнул в XXI в., оставляя страшный след в судьбах стран и народов (С. 353).

В целом книга оставляет сильное впечатление системной подачей ранее не опубликованного и остававшегося в тени материала, документов и сведений о бедственном положении Сербской православной церкви в годы распада Югославии и той поддержке, которую ей оказывал патриарх Алексий II. Исследование А.Ю. Хошева раскрывает неизвестные страницы сравнительно недавних событий, последствия которых до сих пор не преодолены, как и не выучены исторические уроки кровавого югославского раздела.

Завершить же размышления о книге с говорящим названием «Мост единства над бездной распада» следует словами Патриарха Сербского Павла, вынесенными автором исследования в эпиграф: «В нашем мире, в котором ложь отгоняет истину, а злоба бросает вызов милосердию, лишь мир Христов может спасти человечество».

Да будет так! 


[1] Хошев А.Ю. Мост единства над бездной распада. Русско-сербские межцерковные отношения в условиях войн на территории бывшей Югославии в 1991-1995 гг. М.: Познание, 2022. 432 с.

[2] Ponomareva E.G. Quo Vadis, Serbia? // Russia in Global Affairs. 2020. Vol. 18. № 1. Р. 158-179.

[3] Историческая политика в странах бывшей Югославии / под ред. М.В. Белова. СПб: Нестор-История, 2022. 512 с.


Источник: журнал "Международная жизнь"

Возврат к списку