13 декабря 2021

Расколоведение в системе богословского образования Русской Православной Церкви

Представленная публикация представляет собой обширный анализ истории и специфики преподавания Расколоведения в духовных учебных Русской Православной Церкви, а также в системе светского высшего образования. Особое внимание автор уделяет рассмотрению содержательного наполнения дисциплины, указывая, что изучение Расколоведения в духовных школах позволяет оказывать широкое сопротивление различным практикам и движениям, провоцирующим отделение групп клириков и мирян от общения с истинной Церковью.

Введение

Произошедшее в сер. XIX ст. оформление расколоведения в самостоятельную отрасль церковной науки имело предпосылки как теоретического, так и практического характера. С одной стороны, историческое развитие русского старообрядчества как сложного религиозного, социального и культурного феномена побуждало к его осмыслению и изучению посредством применения современных методов научного познания. С другой стороны, актуальные вызовы церковному единству формировали запрос на эффективную организацию антираскольнической миссии, для чего требовались подготовленные специалисты, обладающие необходимыми компетенциями. Сочетание научно-теоретического и практического факторов обусловило постановку вопроса о введении расколоведения как самостоятельной учебной дисциплины в образовательные программы духовных академий. Вместе с тем, данное решение создавало условия для начала научного изучения старообрядческого раскола.


Развитие расколоведения 

в дореволюционный период (1853–1917)

Сформировавшийся запрос на учреждение новой научной специализации побудил Духовно-учебное управление при Святейшем Правительствующем Синоде возбудить в нач. 1850-х гг. вопроса о систематическом преподавании расколоведения. Итогом реализации данной инициативы стало состоявшееся в 1853 г. открытие миссионерских отделений по «Истории и обличению русского раскола и сектантства» в Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях. В 1854 г. аналогичное отделение начало работу в Казанской духовной академии, которая со следующего года приступила к изданию журнала «Православный собеседник», ориентированного на публикацию материалов антираскольнического и апологетического содержания. Первым редактором журнала выступил архиепископ Казанский и Свияжский Григорий (Постников) (1784–1860). В скором времени научные публикации по истории русского старообрядчества начали появляться также на страницах академических журналов «Христианское чтение» (Санкт-Петербургская духовная академия), «Богословский вестник» (Московская духовная академия), а также в журнале «Душеполезное чтение» (Москва), ориентированном на православное духовенство. С 1855 г. изучение расколоведения стало неотъемлемой частью академического образования, а в 1857 г. во всех четырех духовных академиях произошло открытие кафедр «Истории и обличения русского раскола и сектантства». Программа учебной дисциплины предполагала ознакомление студентов с историографией, историей развития, спецификой вероучения и современным состоянием старообрядчества. Важной составляющей курса являлось усвоение знаний о методике миссионерской работы среди старообрядцев и сектантов. Следуя примеру духовных академий, в 1850-е гг. отдельные семинарии также ввели преподавание расколоведения. Прямую поддержку инициативе введения преподавания и научного изучения истории старообрядства оказали митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) (1782–1867), митрополит Санкт-Петербургский Григорий (Постников), митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков) (1816–1882), ректор Московской духовной академии профессор протоиерей Александр Горский (1812–1875)[1].

Дальнейшая история расколоведения тесно связана с историей реформирования духовного образования Православной Российской Церкви. Состоявшееся в 1869 г. принятие нового устава духовных академий повлекло за собой введение научных специализаций, что предусматривало обязательное изучение «Истории и обличения русского раскола и сектантства» на церковно-исторических отделениях. Программа расколоведения этого периода включала обстоятельное рассмотрение истории старообрядчества и формирование у слушателей навыка проведения полемики с апологетами раскола. Проведенное преобразование способствовало стремительному становлению расколоведения как самостоятельной отрасли церковной науки. В 1875 г. московское православное братство святого митрополита Петра, созданное с целью проведения противодействия распространению раскола, начало выпуск первого специализированного расколоведческого издания – журнала «Братское слово». Редактором издания стал секретарь братства, заведующий кафедрой истории и обличения русского раскола и сектантства Московской духовной академии Н. И. Субботин (1827–1905). Несмотря на очевидные позитивные результаты произошедших преобразований, утвержденный в 1884 г. новый устав духовных академий пересмотрел принцип распределения учебных дисциплин по специализациям. Это повлекло за собой перевод расколоведения в категорию необязательных дисциплин, избираемых по желанию студентов. В контексте произошедших изменений расколоведению было усвоено новое официальное наименование – «История и обличение старообрядчества и сектантства». Поскольку принятие нового академического устава проходило в контексте активного роста численности сторонников старообрядческого раскола, Святейший Синод уже в 1888 г. опубликовал распоряжение об учреждении кафедр расколоведения в двенадцати духовных семинариях. К 1890 г. относится учреждение еще одного специализированного расколоведческого издания, каковым стал журнал «Миссионерский сборник», издававшийся рязанским православным братство в честь святителя Василия Рязанского. Редактором журнала выступил преподаватель Рязанской духовной семинарии (впоследствии ординарный профессор кафедры истории и обличения старообрядчества и сектантства Санкт-Петербургской духовной академии) П. С. Смирнов (1861–1933?). В 1891 г. последовало открытие кафедр «Истории и обличения раскола и сектантства» во всех духовных семинариях Православной Российской Церкви. Программы обучения этого периода включали изучение расколоведения в пятом и шестом классах семинарии[2]. Очевидность негативных последствий введения академического устава редакции 1884 г. повлекла за собой пересмотр отношения к вопросу преподавания расколоведения. Определением Святейшего Синода от 4 января 1897 г. учебная дисциплина «Обличение русского раскола» обретала статус обязательной для изучения в Московской духовной академии[3].

Очередная трансформация системы богословского образования Православной Российской Церкви связана с принятием новой редакции устава духовных академий, разработанной в 1910–1911 гг. Концепция преобразований этого периода предполагала приведение академического образования в соответствие со стандартами современной высшей школы и распределение преподаваемых дисциплин по принципу научной специализации. Итогом проведенной реформы стало выделение сектоведения («Истории и критики сектантства») в самостоятельную учебную дисциплину. В свою очередь расколоведение («История и критика раскола») определялось как общеобязательная дисциплина в рамках церковно-исторической специализации[4]. Означенная ситуация сохранялась до окончания рассматриваемого периода.


Включение расколоведения в учебные планы духовных учебных заведений имело прямым следствием научное развитие данной отрасли знания. При этом необходимо отметить, что для расколоведческих исследований дореволюционного периода характерно сочетание методологии исторической науки и канонического права. Иными словами, работы означенного периода по-преимуществу представляют собой междисциплинарные исследования, в которых история развития старообрядчества оценивается с позиций канонических норм Православной Церкви. При этом монографии и публикации представителей церковной академической науки в большинстве случае имели изначально заданную цель апологии реформы русской литургической традиции сер. XVII ст. Таким образом, можно констатировать характерную для дореволюционного расколоведения обращенность к ценностному подходу как важнейшему критерию теоретико-методологической стратегии проводимых исследований.

Развитие расколоведения в рассматриваемый период можно охарактеризовать как наиболее продуктивный за всю историю существования означенного научного направления. Наиболее значимый след в становлении науки о церковных расколах оставили митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков)[5], митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Григорий (Постников)[6], архиепископ Воронежский и Задонский Игнатий (Семенов) (1791–1850)[7], архиепископ Херсонский Никанор (Бровкович) (1826–1890)[8], архимандрит Павел (Леднев) (1821–1895)[9], протоиерей Александр Иванцов-Платонов (1835–1894)[10], священник Константин Попов (1853–?)[11], Е. Е. Голубинский (1834–1912)[12], И. Ф. Нильский (1831–1894)[13], А. П. Щапов (1831–1876)[14], Н. И. Ивановский (1840–1913)[15], Н. И. Субботин (1827–1905)[16], В. В. Андреев[17], А. А. Дмитриевский (1856–1929)[18], И. М. Громогласов (1869–1937)[19], П. С. Смирнов[20], К. Н. Николаев[21], А. Л. Синайский[22], Н. И. Попов (1834–1870)[23], Е. В. Барсов (1836–1917)[24], В. З. Белоликов (1887–1937)[25], И. Х. Стрельбицкий[26], М. Лонгинов[27], А. С. Пругавин (1850–1920)[28], Д. И. Сапожников[29], В. Огнев[30] и др.


Состояние расколоведения 

в советский период (1917–1991)

Реализация большевистской политики в сфере религии привела к разрушению системы православного богословского образования, что имело следствием прекращение традиции преподавания расколоведения. Вместе с тем, актуальные вызовы церковному единству побуждали представителей церковной науки к разработке отдельных направлений расколоведения. При этом, если в дореволюционный период расколоведение имело предметом изучения русское старообрядчество, то в светское время происходит расширение сферы исследований в рамках данной науки, обусловленное возникновением ряда новых церковных расколов.

Первыми исследованиями такого рода стали статья[31] и монография[32] архиепископа Ямпольского и Могилёвского Лоллия (Юрьевского) (1875–1935), ориентированные на критику постановлений Первого Всеукраинского церковного собора Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) относительно допустимости совершения епископской хиротонии посредством возложения рук пресвитеров. Критике «самосвятских» хиротоний в УАПЦ посвящена изданная в 1925 г. книга обновленческого архиепископа Полтавского и Прилукского Иосифа (Кречетовича) (1873–1933)[33].

Особое место в истории богословско-канонического изучения церковных расколов занимают труды митрополита (впоследствии патриарха) Сергия (Страгородского) (1867–1944), возглавлявшего Русскую Православную Церковь в период ее наибольшей подверженности внутренним расколам и разделениям (1925–1944 гг.)[34]. В значительной степени заинтересованность патриарха Сергия данной проблематикой мотивировалась его стремлением к преодолению русских церковных нестроений (обновленческого и григорианского расколов, движения «непоминающих» и церковных разделений в диаспоре). С другой стороны, патриарх Сергий ставил задачу выработки богословской позиции в отношении инославных конфессий (в первую очередь англиканства и старокатоличества), активно развивавших экуменический диалог с Православной Церковью. В трудах патриарха Сергия рассматриваются такие важные проблемы расколоведения, как вопрос канонического статуса инославных и раскольнических сообществ, проблема признания крещений в расколе и инославии, вопрос определения канонического статуса хиротоний, совершаемых в отделившихся от кафолической Церкви христианских сообществах.

Произошедшее в сер. 1940-х гг. изменение вектора советской религиозной политики обусловило начало возрождения системы духовного образования Русской Православной Церкви[35], что не обошло стороной расколоведение. Так, учебные планы открытого в 1944 г. Московского православного богословского института включали дисциплину «История и разбор русского сектантства и раскола», а в учебные планы Московских богословско-пастырских курсов вводился курс «Сектоведение и расколоведение»[36]. Постановлением Ученого совета Московского православного богословского института от 7 июня 1944 г. назначение на должность заведующего кафедрой истории обличения раскола и сектантства получил доцент протоиерей Димитрий Боголюбов (1869–1953)[37]. В январе 1947 г. он получил утверждение в звании профессора кафедры истории и обличения раскола и сектантства и пребывал на своем посту вплоть до ухода на покой в 1951 г.[38] Не ограничиваясь преподаванием и руководством кафедрой, протоиерей Димитрий готовил для публикации в «Журнале Московской Патриархии» свои статьи по расколоведению[39].

В 1946 г. состоялось открытие Ленинградской духовной академии, преобразование Московского православного богословского института в Московскую духовную академию (МДА), а богословско-пастырских курсов – в духовные семинарии. В контексте данных изменений Учебный Комитет Русской Православной Церкви утвердил учебные планы духовных семинарий, предполагавшие преподавание «Истории и обличения раскола и сектантства» во втором и третьем классах[40]. Однако на практике далеко не все семинарии придерживались установленного образца. Например, уже в июне 1948 г. педагогическое совещание Минской духовной семинарии приняло решение о включении сектоведческой проблематики в курс сравнительного богословия и выделении самостоятельного предмета «История раскола» для преподавания в четвертом классе. Аналогичным образом, в 1940–1950-е гг. учебные планы Московских духовных школ предполагали преподавание «Расколоведения» в рамках семинарского курса, а «Историю и разбор русского раскола» в цикле академического обучения[41].

В возрожденной Ленинградской духовной академии (ЛДА) курс «Истории и обличения раскола и сектантства» читал профессор С. А. Купрессов (1887–1965), имевший опыт преподавания названной учебной дисциплины в дореволюционной Санкт-Петербургской (Петроградской) духовной семинарии. В 1949–1956 гг. доцентом (затем профессором) кафедры расколоведения ЛДА, а в 1956–1960 гг. профессором аналогичной кафедры в МДА являлся протоиерей Иоанн Козлов (1887–1971)[42]. В 1951 г. он был удостоен ученой степени магистра богословия за изданное еще в 1915 г. сочинение «В помощь миссионеру, пастырю и ревнителю Православия. Пособие по новейшей полемике с расколом, изложенное по предметам в алфавитном порядке»[43].

Помимо духовных академий и семинарий, преподавание расколоведения осуществлялось в рамках краткосрочных епархиальных богословско-пастырских курсов, рассчитанных на сообщение слушателям элементарных знаний о православном вероучении, церковной истории и литургической практике. Например, обучение на богословских курсах Орловско-Брянской епархии, действовавших в августе-сентябре 1947 г., предполагало изучение «Расколоведения» и «Сектоведения» как отдельных дисциплин[44].

Резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I от 5 ноября 1955 г. утверждались новые учебные планы для духовных учебных заведений, в которых расколоведение приобретало наименование «Разбор учения русского раскола и сектантства». Придерживаясь прежнего взгляда на целесообразность разделения расколоведческой и сектоведческой проблематики, педагогический совет Минской духовной семинарии выделил в качестве самостоятельных учебных дисциплин «Разбор учения русского раскола» и «Разбор учения русского сектантства»[45].

Восстановление преподавания расколоведения могло иметь своим следствием научное развитие дисциплины посредством изучения истории церковных расколов и разделений новейшего периода, а также разработки теоретических вопросов расколоведческой проблематики. Однако этого не произошло. В 1960 г. Учебный Комитет Русской Православной Церкви принял новые учебные планы для духовных академий и семинарий, исключав преподавание расколоведения[46]. Данное решение не нашло поддержки лишь только со стороны педагогической корпорации Минской духовной семинарии, в которой курсы «Разбор учения русского раскола» и «Разбор учения русского сектантства» преподавались вплоть до закрытия учебного заведения[47]. Вынужденное прекращение деятельности Минской духовной семинарии в 1963 г. ознаменовало окончательное исчезновение расколоведения из системы русского духовного образования.

На протяжении последующих десятилетий преподавание истории церковных расколов осуществлялось в рамках отдельных церковно-исторических дисциплин («История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей» и др.). Научное развитие расколоведения в Московской духовной академии рассматриваемого периода отмечена защитой докторских диссертаций профессора протоиерея Василия Верюжского[48] и профессора К. Е. Скурата (впоследствии опубликованной)[49], магистерской диссертации архиепископа Феодосия (Процюка) (впоследствии опубликованной)[50], а также кандидатских диссертаций и курсовых сочинений иеродиакона Германа (Веретенникова)[51], И. Макаренко[52] и И. Христова[53]. В Ленинградской духовной академии состоялись защиты кандидатских диссертаций и курсовых сочинений архимандрита Иоанна (Снычева) (впоследствии издана)[54], протоиерея Н. Муллера[55], протоиерея Николая Свешникова[56], иеромонаха Серафима (Бондаря)[57] и А. Мисеюка[58]. В целом, прекращение преподавания расколоведения повлекло за собой снижение исследовательского интереса к проблематике церковных расколов, что в конечном итоге обусловило недостаточную разработанность данной отрасли церковно-исторического знания к нач. ХХI ст.

Особо следует отметить исследования расколов, проведенные церковными авторами, не притязавшими на соискание ученой степени в области богословия или церковной истории. Главной мотивацией этих исследователей являлось сохранение для истории той уникальной информации и личного жизненного опыта, которыми они обладали в силу своей причастности к эпохе и событиям, ознаменованным церковными разделениями. К рассматриваемой категории следует отнести крупные исследования по истории обновленческого раскола, проведенные А. Э. Левитиным-Красновым (1915–1991) в соавторстве с В. Шавровым[59], А. И. Кузнецовым[60], а также биографический каталог русских архиереев-обновленцев, составленный митрополитом Мануилом (Лемешевским)[61]. В 1994 г. увидело свет уникальное собрание исторических источников, систематизированных и сохраненных в тяжелые годы сталинских репрессий М. А. Губониным[62]. Многие из представленных в этом сборнике документов имеют непосредственное отношение к русским церковным расколам 1920–1930-х гг.

Подобно дореволюционному периоду, в советское время изучение истории церковных разделений представителями церковной науки предполагало рассмотрение истории и канонический анализ изучаемых схизматических сообществ. В силу означенного обстоятельства данные исследования практически лишены ориентации на освещение теоретических вопросов, связанных с выявлением общих закономерностей в развитии церковных расколов.


Развитие расколоведения в эмиграции

(1920–1980-е гг.)

Поступательное развитие расколоведения как учебной дисциплины и самостоятельной отрасли церковной науки оказалось прерванным революционными потрясениями 1917 г. и последовавшим за ними уничтожением системы духовного образования в советском государстве. Определенную преемственность в преподавании расколоведения обеспечили представители русской церковной эмиграции, непродолжительное время сохранявшие в программах подготовки священнослужителей изучение истории старообрядчества. Так, на протяжении 1923–1936 гг. «История и обличение русского старообрядчества и сектантства» преподавалось в пастырско-богословском училище Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), действовавшем при болгарском монастыре святого Кирика в Станимаке[63]. В последующие годы расколоведение как самостоятельная учебная дисциплина не изучалась слушателями русских богословских учебных заведений в диаспоре. Проблематика старообрядческого раскола обзорно рассматривалась в рамках соответствующего раздела курса русской церковной истории.

Несмотря на угасание расколоведения как учебной дисциплины, научное изучение старообрядчества продолжили отдельные представители русского зарубежья. Так, в 1950–1960-е гг. на страницах журналов «Возрождение» (Париж) и «Вестник Русского студенческого христианского движения» (Париж–Нью-Йорк) вышли статьи С. А. Зеньковского (1907–1990) на означенную тематику[64]. В 1970 г. он опубликовал монографию «Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века»[65], убедительно раскрывавшую духовно-психологические предпосылки и мотивацию русского церковного раскола XVII ст.

Другим видным исследователем старообрядчества в диаспоре являлся В. П. Рябушинский (1873–1955), опубликовавший монографию «Старообрядчество и русское религиозное чувство»[66]. Будучи убежденным старообрядцем, он усматривал в возникновении церковного раскола XVII ст. не столько следствие неприятия никоновских реформ, сколько проявление разности подходов к пониманию сути церковной жизни. Подобного подхода придерживался и М. Чернявский, в 1966 г. опубликовавший статью «Old Believers and the New Religion»[67].

Важным направлением расколоведческих исследований представителей русской диаспоры стало изучение проблематики церковных разделений, возникших в послереволюционное время. Одним из наиболее примечательных исследователей в этом направлении явился С. В. Троицкий (1878–1972), профессор Белградского университета и Свято-Сергиевского богословского института в Париже. Вышедшие из-под его пера монографии «Что такое "Живая Церковь"?»[68], «Размежевание или раскол»[69], «О неправде Карловацкого раскола»[70] и серия статей в «Журнале Московской Патриархии»[71] посвящались рассмотрению и каноническому анализу крупных политически мотивированных разделений в Русской Православной Церкви на родине и за рубежом. В отличие от большинства предшествовавших исследователей проблематики расколоведения, С. В. Троицкий значительное внимание уделял теоретическим вопросам. В частности, его публикации обращены на историко-каноническое осмысление феномена церковного раскола раскола, автокефалии, церковной юрисдикции и принципов взаимоотношения церковной области с кириархальной Церковью.

К рассмотрению проблематики обновленческого раскола и церковных разделений в русской эмиграции обращался в своих статьях[72] и монографии «Русская церковная смута (1921–1931)»[73] профессор И. А. Стратонов (1881–1942). Согласно его воззрениям, всякий административный разрыв группы православных христиан с кириархальной Церковью (в том числе и РПЦЗ) подпадает под строгое осуждение канонических правил и оценивается как раскол.

Проблематике украинского автокефального раскола посвящена кандидатская диссертация К. В. Фотиева (1928–1990) «Попытки украинской церковной автокефалии в ХХ веке», написанная под научным руководством известного церковного историка профессора А. В. Карташева (1875–1960). Защищенная в 1955 г. в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, данная диссертация в том же году была опубликована в Мюнхене[74]. Исследование К. В. Фотиева примечательно тем, что оно явилось первой попыткой систематического научного рассмотрения феномена украинского раскола представителями русской церковной науки в эмиграции.

Научное изучение проблематики церковных расколов новейшего периода проводили также и представители Русской Православной Церкви Заграницей. Для их исследований характерна весьма специфическая оценка рассматриваемых явлений. Безусловно осуждая обновленческий, григорианский и автокефалистские расколы, представители РПЦЗ нередко высказывали крайне категоричные суждения в отношении Московского Патриархата и других Поместных Православных Церквей. Осмыслению обновленческого раскола и юрисдикционных разделений в русском зарубежье с позиций РПЦЗ посвящены исследования епископа Григория (Граббе) (1902–1995)[75], протопресвитера Михаила Польского (1891–1960)[76] и Н. Д. Тальберга (1886–1967)[77]. Рассмотрение истории украинского и белорусского автокефалистских расколов периода Второй мировой войны, содержится в исследованиях профессора университета Миннесоты В. И. Алексеева (1906–2002) и Ф. Г. Ставру[78]. Истории греческого старостильного раскола посвящена дипломная работа Г. Лардаса, защищенная в 1983 г. в Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле[79]. В следующем году издательство Свято-Троицкого мужского монастыря в Джорданвилле опубликовало исследование С. Раевского «Липковщина или "самосвятство"»[80], посвященное проблематике украинского автокефального раскола 1920–1930-х гг.

Примечательное направление в историографии церковных расколов новейшего периода сформировано исследователями украинского и белорусского автокефального движений, представлявшими диаспоры названных народов. Для исследований подобного рода характерны ориентированность на апологию автокефальных расколов при наличии богатого фактического и документального материала, доступного только для представителей данных схизматических сообществ. Истории украинского автокефального раскола посвящены труды архиепископа Иоанна (Теодоровича) (1887–1971)[81], В. Свистуна[82], протоиерея Митрофана Явдася (1903–1966)[83], И. Ф. Власовского (1883–1969)[84], протопресвитера Никодима Пличковского[85], протопресвитера Демида Бурко (1894–1989)[86], С. Савчука[87], Ю. А. Мулик-Луцик (1913–1991)[88] и др. Особым значением при изучении истории Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) обладает изданный в 1946 г. во Франкфурте-на-Майне сборник документов Первого Всеукраинского Церковного Собора (1921 г.)[89].

История Белорусской автокефальной православной церкви (БАПЦ) нашла отражение в исследовании И. И. Косяка (1909–1989) «З гісторыі Праваслаўнай Царквы беларускага народу» («Из истории Православной Церкви белорусского народа»)[90] и сборнике «Збор дакумантаў Сьв. Беларускае Аўтакефальнае Праваслаўнае Царквы (На выгнаньні)» («Собрание документов Св. Белорусской Автокефальной Православной Церкви (В изгнании)»)[91], опубликованном в 1983 г. консисторией БАПЦ.

Тесная взаимосвязь истории церковных расколов и разделений 1920–1940-х гг. (обновленчество, григорианство, автокефалистские схизмы, движение «непоминающих», церковные разделения в эмиграции и др.) с общим ходом русской церковной жизни обусловила значительный интерес к расколоведческой проблематике в исследованиях канадского профессора Д. В. Поспеловского (1935–2014), посвященных истории Русской Православной Церкви в ХХ в.[92]


Изучение церковных расколов новейшего периода 

в трудах иностранных авторов 1950–1980-х гг.


Помимо отечественных исследователей, изучением церковных расколов и разделений в новейшей истории Поместных Православных Церквей занимались также иностранные церковные и светские специалисты. Среди них значительный интерес представляет докторская диссертация архиепископа Афинского и всея Эллады Христодула (Параскеваидиса)[93], посвященная истории греческого старостильного раскола и написанная с использованием значительного количества уникальных исторических документов.

Монография английского исследователя Вильяма Флетчера «The Russian Orthodox Church Underground. 1917–1970»[94], раскрывает сложные перипетии российской церковной истории в период агрессивной антирелигиозной большевистской политики, уделяя значительное внимание церковным расколам и разделениям 1920–1940-х гг.

Проблематика русских церковных разделений первой пол. ХХ ст. подымается также в монографии Дж. Куртиса «The Russian Church and the Soviet State, 1917–1950», опубликованной в 1953 г.[95]


Изучение церковных расколов в советской науке

Установление советского политического строя имело прямым следствием уничтожение системы духовного образования и жесткий идеологический контроль над всеми формами научной деятельности. В силу означенного обстоятельства академическое расколоведение как самостоятельная отрасль церковной науки фактически прекратило свое существование. Изучение старообрядчества в новых исторических условиях практически полностью перешло в сферу компетенции советских ученых, рассматривавших феномен русского церковного раскола с позиций марксистско-ленинской теории. Среди наиболее примечательных исследователей старообрядчества советского периода можно отметить С. Ф. Платонова[96], В. Ф. Миловидова[97], А. Катунского[98], В. Г. Карцова[99], Н. М. Никольского[100], М. С. Корзун[101], Н. Н. Покровского[102] и др. Основной смысловой акцент в аналитической части работ этих авторов делался на социальном, классовом, экономическом и иных внешних аспектах старообрядческого раскола. Идеологическая ангажированность исследований старообрядчества советского периода существенно снижает значимость содержащихся в них выводов для церковно-исторической науки в целом и расколоведения в частности. Однако бесспорным достоинством трудов советских ученых в названной отрасли научного знания является глубокая разработанность проблемы в историческом, археографическом, литературном, культурологическом и иных направлениях, что позволило раскрыть многие важные аспекты историко-культурного и религиозного развития старообрядчества.

Помимо исследований о старообрядчестве, уже в 1920-е гг. появляются работы коммунистических авторов, посвященные проблематике новейших церковных разделений в Православной Российской Церкви. Эти исследования отличает ярко выраженная антирелигиозная нетерпимость и замкнутость на марксистских идеологических установках, оценивавших религию исключительно в социально-классовом измерении. Среди работ данного направления необходимо отметить монографии и публикации И. И. Скворцова-Степанова[103], В. Рожицина[104], В. Д. Бонч-Бруевича[105] и др.

Следующий этап изучения церковных разделений ХХ в. советскими историками и религиоведами берет свое начало в 1950-е гг. и продолжается до 1991 г. С этого времени в сферу исследовательского интереса светской науки вошла проблематика «катакомбного движения», возникшего еще в 1920–1930-е гг. по причине нежелания определенной части священнослужителей и верующего народа признать легитимность советской власти и линию политической лояльности, проводившуюся Московской Патриархией. Среди исследований данной проблематики необходимо отметить работы А. И. Клибанова[106], Л. Н. Митрохина[107], З. А. Никольской[108], И. А. Крывелева[109], А. И. Демьянова[110] и др. К этому же периоду относится исследование Н. С. Гордиенко, П. М. Комарова и П. К. Курочкина, посвященное истории Русской Православной Церкви Заграницей и советской оценки ее деятельности[111]. Осмыслению истории обновленческого раскола с позиций марксистской идеологии посвящены исследования Н. С. Гордиенко[112], П. К. Курочкина[113], Р. Ю. Плаксина[114], И. Я. Трифонова[115], М. М. Шейнмана[116], А. А. Шишкина[117].


Изучение церковных расколов в российской, украинской 

и белорусской науке постсоветского периода

Освобождение исторической науки от государственной цензуры, замыкавшей ученых в прокрустово ложе марксистско-ленинской теории, привело к появлению целого ряда независимых исследований старообрядческого раскола, обладающих несомненной научной ценностью. Корпус этих исследований настолько велик, что в рамках настоящей работы не представляется возможным проведение полного анализа литературы по старообрядчеству, появившейся в 1990–2010-е гг. По этой причине следует ограничиться упоминанием наиболее примечательных исследований, авторами которых являются Б. А. Балалыкин[118], М. О. Шахов[119], Б. П. Кутузов[120], О. П. Ершова[121], В. В. Машковцева[122], Н. В. Асипова[123], Е. В. Скрипкина[124] и др.

Помимо изучения старообрядчества, светские исследователи постсоветского периода провели большую работу по изучению расколов и разделений, возникших в новейшей церковной истории. Основной массив этих исследований посвящен русским церковным расколам 1920–1930-х гг. и украинскому автокефальному расколу. Среди многочисленных научных исследований названного направления необходимо упомянуть работы А. С. Степанова[125], С. П. Шестакова[126], О. М. Игнатуша[127], Г. В. Лаврик[128], С. И. Жилюка[129], И. Биланича[130], А. Зинченко[131], А. М. Киридон[132] и др. Истории обновленческого раскола на территории Беларуси посвящена диссертация В. В. Бараненко[133].

Другим направлением исследовательской деятельности авторов постсоветского периода стала разработка новых методологических подходов к осмыслению феномена церковных расколов. В 1996 г. российский историк и искусствовед В.Л. Махнач предложил культурологическую теорию возникновения расколов, согласно которой наиболее неблагополучными для церковного единства являются периоды смены культурно-исторических эпох и устоявшихся фаз состояния этноса[134]. В 2009–2010 гг. российские религиоведы А.К. Погасий и А.Н. Лещинский представили оригинальную религиоведческую типологию разделений в христианстве, основанную на анализе предпосылок их возникновения, хронологии развития, последствий и отношения к Вселенскому Православию[135].


Расколоведение в системе русского богословского образования

в постсоветский период

Падение советского политического строя открыло новый период в изучении церковных расколов и разделений. Исчезновение системы идеологического контроля в научной жизни России, Украины, Белоруссии и стран Восточной Европы стимулировало появление новых независимых религиоведческих, богословско-канонических и исторических исследований расколоведческой проблематики. Другими позитивными факторами, обусловившими активизацию исследований церковных расколов в этот период, следует признать появление возможности свободного доступа к государственным архивам и отсутствие внешних преград к международному научному сотрудничеству. В рассматриваемый период изучение проблематики церковных расколов в духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви продолжилось в рамках дисциплин «История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей», «Каноническое право». Характерной тенденцией церковной науки этого времени является ослабление исследовательского интереса к истории старообрядчества и большая заинтересованность расколами ХХ в.

Впервые в постсоветский период возвращение к преподаванию расколоведения осуществила Общецерковная аспирантура и докторантура им. св. Кирилла и Мефодия, введя авторский учебный модуль «Проблематика церковного единства» руководителя Патриаршего центра древнерусской богослужебной традиции протоиерея Иоанна Миролюбова. В рамках модуля на протяжении 2009–2018 гг. сотрудники Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата преподавали дисциплины «Старообрядческий раскол и перспективы его уврачевания», «Каноническая проблематика расколов» и «История церковных разделений».

В августе 2011 г. Ученый Совет Минской духовной академии принял решение о восстановлении систематического преподавания курса «Расколоведение» для студентов выпускного курса. Первая учебная программа Минской духовной академии по «Расколоведению» предполагала систематическое рассмотрение истории русских, белорусских и украинских церковных разделений XX – нач. XXI ст., не изучаемых или изучаемых в недостаточной степени в рамках дисциплин «История Русской Православной Церкви» и «История Белорусской Православной Церкви»[136]. Впоследствии в учебные планы магистратуры и аспирантуры Минской духовной академии вошли спецкурсы «Расколоведение. Введение в понятийный аппарат», «Современные расколы в Поместных Православных Церквях» и «Современные расколы на канонической территории Русской Православной Церкви»[137].

Среди исследований, проведенных в Московской духовной академии в постсоветский период, необходимо отметить кандидатские диссертации игумена Герасима (Поповича)[138], иеромонаха Николая (Севастиянова)[139] и И.З. Якимчука[140], посвященные расколам в новейшей истории Поместных Православных Церквей. Кандидатские диссертации выпускников Киевской духовной академии А. Свинарева[141] и А. Драбинко (впоследствии издана)[142] ориентированы на историческое изложение и канонический анализ украинского автокефального раскола. Защищенные в Минской духовной академии кандидатские диссертации Д. Шиленка[143] и А. В. Слесарева[144] (впоследствии изданные) посвящены истории обновленческого раскола в Белоруссии и истории старостильного раскола, получившего распространение в пределах территории канонической ответственности тринадцати Поместных Православных Церквей. Проблематике богословско-канонических аспектов расколоведения, а также церковным расколам в Русской Православной Церкви и Поместных Православных Церквях посвящены последующие публикации А.В. Слесарева[145].

Среди исследований церковных расколов и разделений, проведенных выпускниками и преподавателями Свято-Тихоновского гуманитарного университета необходимо отметить диссертации, монографии и публикации священника Александра Мазырина[146], А. А. Кострюкова[147], а также монографию В. И. Петрушко[148].

Значительный вклад в изучение истории расколов и разделений в Русской Православной Церкви в ХХ в. внесли работы М. В. Шкаровского[149], А. Беглова[150], И. И. Осиповой[151], протоиерея Валерия Лавринова[152], А. В. Журавского[153], А. М. Катаева[154], иеродиакона Ионы (Яшунского)[155] и др.

Нередко значительное внимание проблематике церковных расколов и разделений уделяется в общих исследованиях по новейшей истории Русской Православной Церкви, среди которых в первую очередь необходимо отметить труды протоиерея Владислава Цыпина[156], протоиерея Георгия Митрофанова[157], М. В. Шкаровского[158] и др. Отдельного упоминания заслуживает книжная серия «Новомученики и исповедники Российские перед лицом богоборческой власти», в рамках которой издано десять книг[159], посвященных научно-историческому изучению «правой церковной оппозиции» 1920–1930-х гг. и «катакомбного» движения. Особенностью серии является привлечение большого количества уникальных архивных материалов и ярко выраженная симпатия авторов к позиции оппонентов Московской Патриархии.

В 2021 г. издательский дом «Познание» совместно с Общецерковной аспирантурой и докторантурой им. св. Кирилла и Мефодия выпустил книгу проректора по научной работе Минских духовных академии и семинарии А. В. «Расколоведение. Введение в понятийный аппарат»[160]. В книге рассматриваются теоретические вопросы, отражающие экклезиологические, канонические и социально-психологические аспекты феномена церковных расколов. Изложение материала строится на авторской классификации возможных форм разрыва единства Православной Церкви с учетом специфики и внутренних закономерностей развития расколообразующего конфликта. Каноническая оценка проблематики предполагает анализ возможных ситуаций, связанных с уклонением в раскол, пребыванием в расколе и воссоединением раскольников с Церковью.

Подводя итог настоящему историческому обзору, можно сделать вывод о глубокой укорененности расколоведения в традициях духовного образования Русской Православной Церкви. Введение истории русского старообрядчества в учебные планы духовных академий и семинарий дореволюционного периода обуславливалось потребностью в подготовке специалистов, обладающих необходимыми компетенциями для проведения миссионерской работы и противодействия распространению раскола. В нач. XXI ст. актуальность возобновления систематического преподавания расколоведения продиктована возникновением новых раскольнических движений, ставящих под угрозу каноническое единство Русской Православной Церкви и требующих компетентного реагирования.




[1] Глубоковский Н. Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. С. 89; Добромыслов В. П. Макарий Булгаков, митрополит Московский как расколовед: в 2-х ч. Ч. 1. Рязань, 1900. С. 1–101; Кузоро К. А. Преподавание истории и обличения церковного раскола на миссионерских отделениях духовных академий и семинарий второй половины XIX – начала XX вв.: по архивным данным // Макарьевские чтения: материалы восьмой международной конференции (21–23 ноября 2009 года) / Отв. ред. В.Г. Бабин. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2009. С. 43–48; Синицына Н. В. К истории раскола последней трети XVII в. (Соловецкое и Московское восстания) // Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Кн. 7. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. С. 501; Сухова Н. Ю. Вертоград наук духовный: сборник статей по истории высшего духовного образования в России XIX – начала ХХ века. М.: ПСТГУ, 2007. С. 252–253.

[2] Агеева Е. А., Знатнов А. В. «Братское слово» // Православная энциклопедия. М., 2003. Т. 6. С. 199–201; Ивановский Н. И. Современная нужда в усилении преподавания в духовных семинариях истории и обличения расколо-сектантства // Миссионерское обозрение. Журнал внутренней миссии. 1906. № 1. С. 7; Карпук Д. А. Научно-исследовательская и преподавательская деятельность доцента Санкт-Петербургской духовной академии по кафедре церковного права В. Г. Соломина (1881–1918) // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской духовной академии. 2020. № 1 (4). С. 279–280; Определение Святейшего Синода № 1127 от 25 мая – 14 июня 1888 г. об открытии самостоятельных кафедр по истории и обличению русского раскола и сектантства в 12 духовных семинариях // Церковные ведомости. 1888. № 26. С. 163; Синицына Н. В. К истории раскола последней трети XVII в. С. 501; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700–1917. Ч. 1. С. 461, 467–468; Уставы православных духовных семинарий и училищ, Высочайше утвержденные 22 августа 1884 года, с относящимися к ним постановлениями Святейшего Синода. СПб.: Синодальная типография, 1888. С. 147.

[3] Арсений (Стадницкий), митрополит. Дневник. 1880–1901. Т. 1. М.: ПСТБИ, 2006. С. 550.

[4] Кузоро К. А. Исследование старообрядчества в духовных академиях второй половины ХIХ – начала ХХ вв. // Макарьевские чтения: материалы шестой международной конференции (21–23 ноября 2007 года) / Ред. В. Г. Бабин. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2007. С. 164–172; Смолич И. К. История Русской Церкви. 1700–1917. Ч. 1. С. 485–486.

[5] Макарий (Булгаков), митрополит. История русского раскола, известного под именем старообрядства. Изд. 1-е: СПб., 1855. 367 с.; Изд. 2-е: СПб., 1858; Изд. 3-е: СПб., 1889.

[6] Григорий (Постников), митрополит. Истинно-древняя и истинно-православная христианская церковь Христова: изложение в отношении к глаголемому старообрядчеству: в 2-х ч. СПб., 1856; Ч. 1. 363 с.; Ч. 2. 345 с.

[7] Игнатий, архиепископ Воронежский и Задонский. История о расколах в Церкви Российской. СПб., 1849; 355 с.

[8] Никанор (Бровкович), архимандрит. Описание некоторых сочинений, написанных русскими раскольниками в пользу раскола. СПб., 1861; Т. 1. 291 с.; Т. II. 340 с.; Его же. О перстосложении для крестного знамения и благословения // Странник. 1888. № 12. С. 605–639; 1889. № 1. С. 34–61; № 2. С. 243–252; № 3. С. 410–423; № 4. С. 614–628; № 5. С. 38–50; № 6/7. С. 229–266; № 8. С. 478–506; № 9. С. 23–38; № 10. С. 209–224; № 11. С. 377–388; № 12. С. 588–618; 1890. № 1. С. 14–48; № 2. С. 170–205; № 3. С. 358–402.

[9] Павел (Леднев), архимандрит. Замечания на книгу поморских ответов: С приложением замечаний на 21-й ответ в книге «Щит веры». 2-е изд. М., 1891. 518 с.; Его же. Замечания на книгу, известную под именем «Вопросов Никодима». М., 1887. 187 с.; Его же. Краткие известия о существующих в расколе сектах об их происхождении, учении и обрядах, с краткими о каждой замечаниями, архимандрита Павла. М., 1885. 88 с.; Его же. Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола, изложенное в разговорах между старообрядцем и православным: [С приложением разговора о том, погрешают или не погрешают именуемые старообрядцы в догмах веры]. М., 1894. 191 с.; Его же. Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла беседы о свидетельствах и святоподобиях, приводимых поповцами в защиту их глаголемого священства. М., 1896. 122 с.

[10] Иванцов-Платонов Александр, протоиерей. Ереси и расколы первых трех веков христианства. Ч. 1: Обозрение источников для истории древнейших сект. М., 1877. 348 с.

[11] Попов К. А. Раскол и его путеводители. М, 1901. 629 с.; Его же. В мире старообрядцев беспоповской секты. М., 1902; 22 с.

[12] Голубинский Е. Е. К нашей полемике со старообрядцами. М., 1905. 260 с.; Его же. Об образе действования православных государей греко-римских в IV, V и VI вв. в пользу Церкви, против еретиков и раскольников // Прибавления к Творениям святых отцов в русском переводе. М., 1859; Ч. 13. С. 49–115.

[13] Нильский И. Ф. Об антихристе против раскольников. СПб., 1859; Его же. Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск первый (от начала раскола до царствования императора Николая I). СПб., 1869.; Его же. Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск второй (царствование императора Николая I. СПб., 1869; Его же. Семейная жизнь в русском расколе в настоящее царствование (отношение к вопросу о браке заграничных раскольников – беспоповцев). СПб., 1871.

[14] Щапов А. П. Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием Русской Церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половине XVIII. Казань, 1859. 547 с.; Его же. Земство и раскол. СПб., 1862; 162 с.

[15] Ивановский Н. И. Два чтения по старообрядческому расколу. СПб., 1892. 73 с.; Его же. Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола. Казань, 1905. 279 с.; Его же. Критический разбор учения неприемлющих священства старообрядцев о церкви и таинствах. Казань, 1883 и др.

[16] Субботин Н. И. Дело патриарха Никона. М., 1862. 261 с.; Его же. История белокриницкой иерархии: в 2-х т. М., 1874 (1897); Его же. Несколько слов о новейших событиях в расколе. М., 1867. 40 с.; Его же. Новый раскол в расколе. М., 1867; Его же. О сущности и значении раскола в России. СПб., 1892. 50 с.; Его же. О причинах и последствиях первоначального отделения старообрядцев от православной церкви. М., 1874; Его же. Переписка раскольнических деятелей. Вып. 1. М., 1887. 252 с.; Вып. 2. М., 1889. 394 с.; Вып. 3. М., 1889. 348 с.; Его же. Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой Австрийской или Белокриницкой иерархии. М., 1874. 548 с.; Его же. Раскол как орудие враждебных России партий. М., 1867. 198 с.; Его же. Мысли и заметки по вопросам о расколе. М., 1901. 63 с. и др.

[17] Андреев В. В. Раскол и его значение в народной русской истории. Исторический очерк. СПб., 1870. 416 с.

[18] Дмитриевский А. А. Исправление книг при патриархе Никоне и последующих патриархах / Под ред. В.В. Калугина. М.: Языки славянской культуры, 2004. 160 с.

[19] Громогласов И. М. К вопросу о раскольнической Белокриницкой иерархии с канонической точки зрения // Богословский вестник. 1895. Т. 4. № 10. С. 40–74; Его же. О сущности и причинах русского раскола так называемого старообрядства: Пробная лекция // Богословский вестник. 1895. Т. 2. № 4. С. 27–49; № 5. С. 235–268; Его же. Русский раскол и вселенское Православие: Публичное богословское чтение // Богословский вестник. 1898. Т. 2. № 4. С. 26–45; № 5. С. 141–165.

[20] Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII веке: Исследование из начальной истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и рукописным. СПб., 1898. 504 с.; Его же. Из истории раскола первой половины XVІІІ в. СПб., 1908. 233 с.; Его же. Из лекций по обличению русского раскола, 1903–1904. СПб., 1904. 166 с.; Его же. Из истории раскола первой половины XVIII века: По неизданным памятникам. СПб., 1908. IV, 233 с.; Его же. История русского раскола старообрядчества. Изд. 1-е: Рязань, 1893. 275 с.; Изд. 2-е: СПб., 1895. 275, 4, IV с.; Его же. Лекции по истории и обличению русского раскола: Читано проф. П. С. Смирновым студентам IV-гo курса Петроградской Духовной Академии в 1915–1916 учеб. году. Петроград, 1916. 192 с. и др.

[21] Николаев К. Н. Очерк истории поповщины с 1846 г. М., 1865. 137 с.

[22] Синайский А. Л. Отношение русской церковной власти к расколу старообрядчества в первые годы синодального управления при Петре Великом (1721–1725). СПб., 1895; 389 с.

[23] Попов Н. И. Сборник из истории старообрядчества. М., 1864. 162 с.; Сборник для истории старообрядчества, издаваемый И. Поповым. М., 1864. 317 с.

[24] Барсов Е. В. Новые материалы для истории старообрядчества XVІІ–XVІІІ вв. М., 1890; 243 с.

[25] Белоликов В. З. Историко-критический обзор существующих мнений о происхождении, сущности и значении русского раскола старообрядчества. Киев, 1913; 49 с.

[26] Стрельбицкий И. Х. История русского раскола известного под именем старообрядчества. Одесса, 1889; 238 с.

[27] Лонгинов М. Русское старообрядчество. Казань, 1859; 281 с.

[28] Пругавин А. С. Старообрядчество во второй половине ХІХ в. Очерки из новейшей истории раскола. М., 1904. 208 с.; Его же. Раскол-сектанство. Материалы для изучения религиозно-бытовых движений русского народа собранные А. С. Пругавиным. Библиография старообрядчества и его развития. Вып. 1. М., 1887. 523 с.

[29] Сапожников Д. И. Самосожжение в русском расколе (со второй половины ХVІІ в. до конца ХVІІІ в.): Исторический очерк по архивным документам. М., 1891; 179 с.

[30] Огнев В. Несколько слов о происхождении раскола в Русской Церкви // Православное обозрение. 1861. № 11. С. 316–337.

[31] Лоллий, епископ. Украинская лжеиерархия (Липковщина) // Український православний благовісник. Харьків. 1926. № 19–24; 1927. № 1–22.

[32] Лоллий (Юрьевский), архиепископ. Александрия и Египет. СПб.: Журнал «Нева», Летний Сад, 2001. 496 с.

[33] Иосиф (Кречетович), архиепископ. Происхождение и сущность самосвятства липковцев. Харьков, 1925. 44 с.

[34] Сергий (Страгородский), митрополит. Значение апостольского преемства в инославии // Журнал Московской Патриархии в 1931–1935 годы. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2001. С. 242–260; Его же. Отношение Церкви Христовой к отделившимся от нее обществам // Православие и экуменизм. Документы и материалы. М.: Изд.во МФТИ, 1998. С. 86–108.

[35] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. С. 622–626; Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы во 2-й половине ХХ – начале ХХI века // Вестник церковной истории. 2008. № 4 (12). С. 171–172.

[36] Григорий (Чуков), архиепископ. Учреждение духовно-учебных заведений // ЖМП. 1943. № 3. С. 23.

[37] Муравьев Н., Лебедев Н. Проф.-прот. Д.И. Боголюбов (Некролог) // ЖМП. 1953. № 7. С. 6; Савинский С.В. Московские Православные Духовные Академия и Семинария в 1946/47 учебном году // ЖМП. 1947. № 7. С. 29.

[38] Муравьев Н., Лебедев Н. Проф.-прот. Д.И. Боголюбов (Некролог) // ЖМП. 1953. № 7. С. 6; Савинский С.В. Московские Православные Духовные Академия и Семинария в 1946/47 учебном году // ЖМП. 1947. № 7. С. 29.

[39] Боголюбов Димитрий, протоиерей. О вожделенном церковном мире: (Братское обращение к старообрядцам, приемлющим священство) // ЖМП. 1946. № 3. С. 22–25; Его же. Братский ответ старообрядцам, вопрошающим о Белокриницкой иерархии // ЖМП. 1946. № 7. С. 31–34.

[40] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 21. Л. 3–4; Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. С. 626–627; Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы. С. 174–175.

[41] Архив МинДС. Ф.1. Оп.1. Д.21. Л. 53–53 об.; Трофимчук М.Х. Академия у Троицы. Воспоминания о Московских духовных школах. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005. С. 98, 143.

[42] Георгиевский А. И. Профессор-протоиерей Иоанн Козлов // ЖМП. 1971. № 11. С. 34–35; Матвеев А. Проф. С.А. Купрессов (Некролог) // ЖМП. 1966. № 2. С. 30.

[43] Георгиевский А.И. Профессор-протоиерей Иоанн Козлов // ЖМП. 1971. № 11. С. 34–35; Козлов Иоанн, священник. В помощь миссионеру, пастырю и ревнителю Православия. Пособие по новейшей полемике с расколом, изложенное по предметам в алфавитном порядке. Петроград, 1915. 571 с.

[44] Колесников Б., протоиерей. Из Орловской епархии // ЖМП. 1947. № 11. С. 65.

[45] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 17. Л. 28–29; Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 38. Л. 33.

[46] Карпук Дмитрий. Ленинградские духовные школы в годы обучения протоиерея Александра Меня (1959–1963 гг.) // Санкт-Петербургская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.spbda.ru/news/a-646.html. Дата доступа: 12.02.2012.

[47] Архив МинДС. Ф. 1. Оп. 1. Д. 39. Л. 29, 45–48.

[48] Верюжский Василий, профессор-протоиерей. Болгарский народ под греческой церковной властью преимущественно в XIX веке. Происхождение греко-болгарского церковного вопроса и болгарской схизмы. (Опыт церковно-исторического исследования): Дис. … магистр. церк. истории. В 2-х т. М.: МДА, 1954; Т. 1. 390 с.; Т. 2. 392–757 с.; Его же. Происхождение греко-болгарского церковного вопроса и болгарской схизмы // ЖМП. 1948. № 7. С. 23–32; № 11. С. 47–59; № 12. С. 31–44.

[49] Скурат К.Е. Поместные Православные Церкви. Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская, Албанская, Польская, Чехословацкая и Православная Церковь в Америке: Дис. … докт. церк. истории. В 8-ми т. Загорск, 1977: Т. 1. 259 с.; Т. 2. 271 с.; Т. 3. 224 с.; Т. 4. 268 с.; Т. 5. 136 с.; Т. 6. 166 с.; Т. 7. 151 с.; Т. 8. 155 с.; Его же. История Поместных Православных Церквей: в 2-х т. М.: Русские огни, 1994; Т. 1. 336 с.; Т. 2. 320 с.

[50] Феодосий (Процюк), архиепископ. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине с 1917 по 1943 гг. (По материалам Киевской, Харьковской и Полтавской епархий. С фотографиями): Дис. … магистр. церк. истории. В 6-ти частях. Загорск: МДА, 1979: Ч. 1. 189 с.; Ч. 2. 190–392 с.; Ч. 3. 393–592 с.; Ч. 4. 596–771 с.; Ч .5. 285 с.; Ч. 6. 123 с.; Именной указатель. 27 с.; Феодосий (Процюк), митрополит. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине (1917–1943). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2004. 640 с.

[51] Герман (Веретенников), иеродиакон. Грузинская Православная Церковь. 1800–1970: Дис. … канд. богословия. Загорск: МДА, 1974; 206 с.

[52] Макаренко И. Грузинская Церковь в период с 1917 по 1937 гг. в связи с вопросом ее автокефалии: Курс. соч. … канд. богословия. Загорск: МДА, 1959; 265 с.

[53] Христов И. Русско-болгарские церковные отношения в период так называемой «Болгарской схизмы»: Дис. … канд. богословия. Загорск: МДА, 1957; 145 с.

[54] Иоанн (Снычев), архимандрит. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия: «Григорианский», «Ярославский», «Иосифлянский», «Викторианский» и др., их особенность и история: Дис. … магистра церковной истории. Л.: ЛДА, 1966. 327 с.; Иоанн (Снычев), митрополит. Церковные расколы в Русской Церкви. Самара: Православная Самара, 1997. 364 с.

[55] Муллер Н., протоиерей. Полемика между поповцами и беспоповцами во 2-ой половине ХVIII века: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1962; 189 с.

[56] Свешников Николай, протоиерей. История взаимоотношений Русской и Грузинской Церквей: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1968; 335 с.

[57] Серафим (Бондарь), иеромонах. Австрийская иерархия перед судом истории и канонов: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1951; 182 с.

[58] Мисеюк А. Вопрос о происхождении раскола старообрядчества в русской исторической литературе: Курс. соч. … канд. богословия. Л.: ЛДА, 1964; 219 с.

[59] Левитин Анатолий, Шавров Вадим. Очерки по истории русской церковной смуты: в 3-х ч. Küsnacht (Schweiz), 1977; Ч. 1. 296 с.; Ч. 2. 338 с.; Ч. 3. 419 с.

[60] Кузнецов А.И. Обновленческий раскол в Русской Церкви // «Обновленческий» раскол. (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики) / Сост. И.В. Соловьев. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2002. С. 129–605.

[61] Мануил (Лемешевский), митрополит. Каталог русских архиереев-обновленцев. Материал для «Словаря русских архиереев-обновленцев» (1922–1944) // «Обновленческий» раскол. (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики) / Сост. И.В. Соловьев. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2002. С. 607–998.

[62] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917–1943 / Сост. М.Е. Губонин. М.: ПСТБИ, Братство во Имя Всемилостивого Спаса, 1994; 1064 с.

[63] Сухова Н. Ю. Русские богословские школы за рубежом: сохранение традиции и поиск нового (1920–1940-е гг.) // Материалы XVIII Ежегодной Богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: в 2-х т. Т. I. М., 2008. С. 263–272.

[64] Зеньковский С. А. Житие духовидца Епифания // Возрождение. Париж. 1966. № 173. С. 68–87; Его же. Иван Неронов (Очерк из истории русской церкви в XVII в.) // Вестник РСХД. Париж-Нью-Йорк. 1954. № 31. С. 11–17; Его же. Раскол и судьбы империи // Возрождение. Париж. 1955. № 39. С. 112–195.

[65] Зеньковский С. А. Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века. Munchen: Wilhelm Fink Verl., 1970.

[66] Рябушинский В. П. Старообрядчество и русское религиозное чувство / Сост., вступ. очерк и комментарии В.В. Нехотина В. Н. Анисимовой, М. Л. Гринберга. М.: Мосты культуры, 2010; 452 с.

[67] Cherniavsky M. Old Believers and the New Religion // Slavic Review. Stanford, 1966. V. 25. № 1. 1–39 р.

[68] Его же. Что такое «Живая Церковь»? Варшава: Синодальная типография, 1927. 82 с.

[69] Его же. Размежевание или раскол. Paris: YMKA–PRESS, 1932. 152 с.

[70] Троицкий С. В. О неправде Карловацкого раскола. Paris: Editions de L’Exarchat Patriarcal Russe en Europe Occidentale, 1960. 148 с.

[71] Троицкий С. В. Единство Церквей // ЖПМ. 1948. № 8. С. 68–70; Его же. Идеология Карловацкого раскола // ЖМП. 1948. № 2. С. 43–50; Его же. О церковной автокефалии // ЖМП. 1948. № 7. С. 33–54.

[72] Стратонов И. А. Исходный момент русской церковной смуты последнего времени // Путь. 1928. № 12 (август). С. 76–100; Его же. Развитие церковной смуты после первого Карловацкого собора // Путь; 1928. № 14 (декабрь). С. 80–90; 1929. № 15 (февраль). С 112–124; Его же. Кризис церковной смуты в России и дальнейший ее рост за рубежом (1923) // Путь. 1929. № 17 (июль). С. 62–80.

[73] Стратонов И. А.. Русская церковная смута (1921–1931). Берлин, 1932. 205 с. Переиздание: Его же. Русская церковная смута (1921–1931) // Из истории Христианской Церкви на Родине и за рубежом в ХХ столетии. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 1995. С. 29–173.

[74] Фотиев К. В. Попытки украинской церковной автокефалии в ХХ веке. Мюнхен, 1955. 80 с.

[75] Граббе Ю. П. Единение или Раздробление. (Ответ на книжку С.В. Троицкого («Размежевание или Раскол»). Новый Сад, 1932. 16 с.; Григорий (Граббе), епископ. К истории русских церковных разделений. Опровержение ошибок и неправд в сочинении Д. Поспеловского «The Russian Church Under the Soviet Regime 1917–1982». Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 1992. 79 с.; Protopresbyter George Grabbe. The canonical and legal position of the Moscow Patriarchate. Jerusalem: Russian Ecclesiastical Mission, 1971. 54 р. и др.

[76] Польский Михаил, протопресвитер. Каноническое положение Высшей Церковной власти в СССР и за границей. Джорданвилль, 1948. 194 с.; Его же. Очерк положения Русского Экзархата Вселенской юрисдикции. Джорданвилль: Изд. Свято-Троицкого мужского монастыря, 1952. 32 с.

[77] Тальберг Н. Д. Церковный Раскол. Париж, 1927. 47 с.; Его же. К сорокалетию пагубного Евлогианского раскола. Джорданвилль: Изд. Свято-Троицкого мужского монастыря, 1966. 128 с.

[78] Алексеев В. И., Ставру Ф. Г. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории // Русское Возрождение. 1980. № 11. С. 91–118; № 12. С. 108–126; 1981. № 13. С. 75–97; №14. С. 118–154; № 15. С. 85–100; № 16. С. 91–121; № 17. С. 97–114; № 18. С. 105–125; Alexeev W., Stavrou T. The great revival. The Russian Church under german occupation. Minneapolis, 1976. 229 р.

[79] Lardas D. George. The Old Calendar Movement in the Greek Church: An Historical Survey. Jordanville: Holy Trinity Orthodox Seminary, 1983. 89 р.

[80] Раевский С. Липковщина или «самосвятство». Джорданвилль: Изд. Свято-Троицкого мужского монастыря, 1984.

[81] Теодорович Іван, архієпископ. Благодатність єрархіі У.А.П.Ц. (історії Української Автокефальної Православної Церкви). Регенсбург, 1947. 143 с.

[82] Свистун Василь. Криза в Українській Православній (Автокефальній) Церкві. Канада, Вінніпег, 1947.

[83] Українська Автокефальна Православна Церква: Документи для історії Української Автокефальної Православної Церкви / Сост. М. Явдась. Мюнхен, Інгольштадт, 1956. 228 с.

[84] Власовський І. Нарис історії Української Православної Церкви. Нью-Йорк, 1966. Т. IV. 376 c.

[85] Плічковський Никодим, протопресвітер. Нарис Історії Української Православної Церкви. Сідней-Аделаїда, 1988. 125 с.

[86] Бурко Демид, протопресвітер. Українська Автокефальна Православна Церква – вічно джерело життя. Саут-Бавнд-Брук: Оселя Св. Ап. Андрія Первозванного, 1988. 392 с.

[87] Савчук С. В., архипресвітер. До взаємовідносин між Українськими Православними Церквами у вільному світі. Вінніпег, 1972. 62 с.

[88] Савчук С, Мулик-Луцик Ю. Історія Української Греко-Православної Церкви в Канади. Т. 1. Вінніпег, 1984. 616 с.; Т. 2. Вінніпег, 1985. 784 с.; Т. 3. Вінніпег, 1987. 728 с.; Т. 4. Вінніпег, 1989. 831 с.

[89] Діяння Всеукраїнського Православного Церковного Собору в м. Кієві. 14-30 жовтня н.с. 1921 р. Франкфурт-Майн, 1946; 32 с.

[90] Касяк Іван. З гісторыі Праваслаўнай Царквы беларускага народу. Нью-Йорк: Выданьне Беларускай Цэнтральнай Рады, 1956; 192 с.

[91] Збор дакумантаў Сьв. Беларускае Аўтакефальнае Праваслаўнае Царквы (На выгнаньні) / Collection of documents of the Byelorussian Autocephalic Orthodox Church (In exile). Аuthоrіzеd bу Mеtrоpоlіtаn Аndrеw. Cоmpіlеd bу thе Cоnsіstоrу оf BАОChurch. [Б. м.], 1983; 160 c.

[92] Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М.: Республика, 1995. 511 с.; Pospielovsky Dimitry. The Russian church under the Soviet regime, 1917–1982. St. Vladimir's Seminary Press, 1984. 248 р.

[93] Χριστόδουλος Κ. Παρασκευαΐδης, μητροπολίτης. ‛Ιστορική καί κανονική θεώρησις του̃ παλαιοημερολογιτίκου ζητήματος κατά τὲ τη̃ν γένεσιν καί ’εξέλιξιν αυ̉̉του̃ ε̉ν ‛Ελλάδι. ’Αθη̃ναι, 1981. 464 σ.

[94] Fletcher С. William. The Russian Orthodox Church Underground. 1917–1970. London: Oxford University Press, 1971. 314 p.

[95] Curtiss S. John. The Russian Church and the Soviet State, 1917–1950. Boston: Little Brown and Co., 1953. 387 р.

[96] Платонов С.Ф. Памятники истории старообрядчества XVІІ в. Вып. 1. Т. 1. Л.: Изд. Академии Наук, 1927. 959 с.

[97] Миловидов В.Ф. Современное старообрядчество. М.: Мысль, 1979. 126 с.; Его же. Старообрядчество в прошлом и настоящем. М.: Мысль, 1969. 112 с.

[98] Катунский А. Старообрядчество. М.: Политиздат, 1972; 120 с.

[99] Карцов В.Г. Религиозный раскол как форма антифеодального протеста в истории России: в 2-х ч. Калинин: Калининский государственный университет, 1971; Ч. 1. 160 с.; Ч. 2. 208 с.

[100] Никольский Н.М. История русской церкви. 3-е изд. М.: Изд. политической литературы, 1985; 448 с.

[101] Корзун М.С. Русская православная церковь на службе эксплуататорских классов. Х век – 1917 год. Мн.: Беларусь, 1984; 255 с.

[102] Покровский Н.Н. Антифеодальный протест крестьян-старообрядцев Урала и Зап. Сибири и борьба с ним в XVІІІ в.: Дис. … докт. ист. наук. Новосибирск, 1973; 456 л.

[103] Скворцов-Степанов И. И. О Живой церкви. М.: МК ВКПБ, Кооперативное Издательство «Московский рабочий», 1922.40 с.

[104] Рожицын В. Тихоновцы, обновленцы и контрреволюция. М.-Л., 1926. 29 с.

[105] Бонч-Бруевич В. Д. «Живая церковь» и пролетариат. М.: Жизнь и знание, 1927; 62 с.

[106] Клибанов А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М.: Наука, 1973. 256 с.; Его же. Религиозное сектантство и современность (социологические и исторические очерки). М.: Наука. 272 с.; Его же. Современное сектантство в Тамбовской области (по материалам экспедиции Института истории Академии наук СССР в 1959 г.) // Вопросы истории религии и атеизма. 1960. Т. 8. С. 59–100 и др.

[107] Митрохин Л. Н. Реакционная деятельность «Истинно-православной церкви» на Тамбовщине // Вопросы истории религии и атеизма. 1961. Т. 9. С. 144–160.

[108] Никольская З. А. К характеристике течения так называемых истинно-православных христиан // Вопросы истории религии и атеизма. 1961. Т. 9. С. 161–188.

[109] Крывелев И. А. Русская православная церковь в первой четверти XX века. М.: Знание, 1982. 64 с.

[110] Демьянов А. И. Истинно-православное христианство. Критика идеологии и деятельности. Воронеж, 1977. 151 с.; Его же. К вопросу о современном состоянии религиозного течения «Истинно-православных христиан» (по материалам исследований в Центральных областях РСФСР) // Вопросы научного атеизма. Вып. 16. М.: Мысль, 1974. С. 103–122.

[111] Гордиенко Н. С., Комаров П. М., Курочкин П. К. Политиканы от религии. Правда о «русской зарубежной церкви». М.: Мысль, 1975. 191 с.

[112] Гордиенко Н. С. Критика новых тенденций современного православия. Л.: Знание, 1974. 32 с.; Его же. Современное православие. М.: Мысль, 1968. 143 с.; Его же. Эволюция современного русского православия (20–80-е гг. ХХ ст.). М.: Знание, 1984. 64 с. и др.

[113] Курочкин П. К. Социальная позиция русского православия. М.: Знание, 1969. 31 с.; Его же. Эволюция современного русского православия. М.: Мысль, 1971. 273 с. и др.

[114] Плаксин Р. Ю. Крах церковной контрреволюции в 1917–1923 гг. М.: Наука, 1968. 192 с.

[115] Трифонов И. Я. Раскол в Русской православной церкви (1922–1925 гг.) // Вопросы истории. 1972. № 5. С. 64–77.

[116] Шейнман М. М. Обновленческое течение в Русской православной церкви после Октября // Вопросы научного атеизма. 1966. № 2. С. 41–64.

[117] Шишкин А. А. Сущность и критическая оценка обновленческого раскола Русской Православной Церкви. Казань, 1970. 367 с.

[118] Балалыкин Д. А. Русский религиозный раскол в контексте церковно-государственных отношений второй половины XVII в. в отечественной историографии: Дис. ... докт. ист. наук. М., 2007. 427 с.

[119] Шахов М. О. Старообрядчество, общество, государство. М., 1998. 111 с.

[120] Кутузов Б. П. Церковная реформа XVII века, ее истинные причины и цели: в 2-х ч. Рига: Издательский отдел Древлеправославной Церкви Латвии, 1992; Ч. 1. 194 с.; Ч. 2. 110 с.; Его же. Церковная «реформа» XVII века как идеологическая диверсия и национальная катастрофа. М., 2008. 642 с.

[121] Ершова О. П. Раскол и власть (Отношения государства и старообрядчества в 50–60 годы ХІХ в.): Дис. … канд. ист. наук. М., 1991; 221 с.

[122] Машковцева В. В. Конфессиональная политика государства по отношению к старообрядцам во II половине XIX в. – начале XX (Вятская губерния): Дис. … канд. ист. наук. Удмуртия, 2002. 254 с.

[123] Асипова Н. В. Церковный раскол в общественном мнении России (конец 1850-х – 1860-е гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 2009. 253 с.

[124] Скрипкина Е. В. Самодержавие и церковный раскол в России во второй половине XVII в.: царь Алексей Михайлович и протопоп Аввакум: Дис. ... канд. ист. наук. Омск, 2006; 216 с.

[125] Степанов А. С. Обновленческий раскол как средство антицерковной политики советской власти в 1922–1923 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 2005. 241 с.

[126] Шестаков С. П. Расколы в Русской Православной Церкви в 1924–1926 гг. в контексте государственно-церковных отношений: Дис. … канд. ист. наук. М., 2006. 232 с.

[127] Ігнатуша О. М. Українська Автокефальна Православна Церква (1917–1930 рр.): Дис. ... канд. іст. наук. Харків, 1993. 255 с.

[128] Лаврик Г. В. Політика Радянської держави щодо православної церкви в Україні (1917–1923 рр.): Історико-економічний аспект: Дис. ... канд. іст. наук. Полтава, 1996. 211 с.

[129] Жилюк С. І. Обновленська церква на Україні (1922–1928). Рівне: Від-во РДГУ, 2002. 384 с.

[130] Біланич І. Еволюція Української Православної Церкви в 1917–1942 роках: автономія чи автокефалія / Пер. з лат. Львів: Астролябія, 2004; 392 с.

[131] Зінченко А. Визволитися вірою. Життя і діяння митрополита Василя Липківського. К., 1997. 423 с.

[132] Киридон А. М. Час випробувань: держава, церква і суспільство в радянській Україні 1917–1930-х років. Тернопіль, 2005. 383 с.; Киридон А. М. До питання про взаємини УАПЦ і радянської влади в 1924–1926 роках // Наукові праці Кам’янець-Подільського державного педагогічного університету. Вип. 14: Історичні науки. Кам’янець-Подільський, 2005. С. 317–329 и др.

[133] Бараненка В. В. Беларуская абнаўленчая царква: діс. … канд. гіст. навук. Мінск: 2016. 270 с.

[134] Махнач В. Л. Культурология расколов // Единство Церкви: Богословская конференция 15–16 ноября 1994 г. М.: Изд. ПСТБИ, 1996. С. 30–38. Рассмотрение концепции В.Л. Махнача представлено в разделе 3.

[135] Лещинский А. Н. Православие: типология церковных разделений // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Вып. 7. Сборник статей. СПб.: Российское объединение исследователей религии. С. 270–288; Лещинский А. Н., Погасий А. К. Типологизация и классификация церковных разделений в христианстве // Религиоведение. Научно-теоретический журнал. 2010. № 2. С. 91–101; Погасий А.К. Церковные расколы в российском православии XIV – начала ХХ веков. Казань: Изд. дом МедДок, 2009. 291 с.

[136] Слесарев А. В. Расколоведение. Учебная программа для III курса Минской духовной академии. Жировичи: МинДА, 2011. 24 с.

[137] Слесарев А. В. Расколоведение. Учебная программа по специальности «апологетика» для 2 курса магистратуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2013. 26 с.; Его же. Расколоведение. Введение в понятийный аппарат. Учебная программа по специальности «церковная история и церковно-практические дисциплины» для 2 курса аспирантуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2016; 19 с.; Его же. Современные расколы в Поместных Православных Церквях. Учебная программа по специальностям «апологетика» и «церковная история и церковно-практические дисциплины» для 2 курса аспирантуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2016; 22 с.; Его же. Современные расколы на канонической территории Русской Православной Церкви. Учебная программа по специальности «церковная история и церковно-практические дисциплины» для 2 курса аспирантуры Минской духовной академии. Минск: МинДА, 2016; 24 с.

[138] Герасим (Попович), игумен. Расколы в Сербской Православной Церкви (1945–1995 гг.) и их каноническая оценка: Дис. … канд. богословия. Сергиев Посад: МДА, 2002; 153 с.

[139] Николай (Севастиянов), иеромонах. Каноническая оценка современного раскола в Болгарской Православной Церкви: Дис. … канд. богословия. Сергиев Посад: МДА, 1996; 169 с.

[140] Якимчук И. Раскол в Элладской Православной Церкви в ХХ в.: Дис. … канд. богословия. Сергиев Посад: МДА, 1999; 204 с.

[141] Свинарьов Андрій. Еклезіологічній аналіз розколів в Україні у ХХ столітті: Дис. … канд. богословия. Київ: КДА, 2001; 158 с.

[142] Драбинко Александр. Православие в посттоталитарной Украине. (Вехи истории). К.: Издание Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, 2002; 288 с.

[143] Шиленок Димитрий, священник. Из истории Православной Церкви в Белоруссии (1922–1939). («Обновленческий» раскол в Белоруссии). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2006. 218 с.; Его же. Обновленческое движение в Белоруссии в 20–30-е гг. XX века: Дис. … канд. богословия. Жировичи: МинДА, 2003; 203 с.

[144] Слесарев А.В. Греческий старостильный раскол в истории Поместных Православных Церквей ХХ века: Дис. … канд. богословия. В 2-х ч. Жировичи: МинДА, 2007: Ч. 1. 298 с.; Ч. 2. 23 с.; Его же. Старостильный раскол в истории Православной Церкви (1924–2008). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2009. 562 с.

[145] Слесарев А.В. «Российская православная катакомбная церковь» в Белоруссии: история и современность // Минские епархиальные ведомости (МЕВ). 2007. № 4 (83). С. 68–70; Его же. Православие западного обряда: исторический путь от церковной миссии к расколу // МЕВ. 2008. № 2 (85). С. 68–72; Его же. «Белорусская Автокефальная Православная (Народная) Церковь» // МЕВ. 2009. № 2 (89). С. 77–83; Его же. Историческая ретроспектива развития канонической позиции Элладской Православной Церкви в отношении старостильного раскола // МЕВ. 2011. № 1 (96). С. 95–98; Его же. Преподавание расколоведения в системе духовного образования Русской Православной Церкви // МЕВ. 2012. № 1 (100). С. 40–43; Его же. Основатель «серафимо-геннадиевской» ветви Катакомбной церкви «схимитрополит» Геннадий (Секач) // Сектоведение. Альманах. 2012. Т. II. С. 112–147; Его же. Сектантско-раскольническая деятельность бывшего священника Иосифа Ринкевича (1925–2008) // Сектоведение. Альманах. 2013. С. 45–74; Его же. Каноническая оценка крещений, совершенных в расколе // МЕВ. 2013. № 3 (106). С. 76–78; Его же. Тенденции к расколу Белорусской Православной Церкви в 1988–2013 гг. и их преодоление // Крещение Руси в судьбах Беларуси, России и Украины: выбор цивилизационного пути: материалы Муждунар. науч. конф., Минск, 6–7 июня 2013 г. Минск, 2013. С. 254–260; Его же. История «правой» церковной оппозиции («иосифлянства») на Гомельщине в 1928 – нач. 1941 гг. // Труды Минской духовной академии (МинДА). 2014. № 11. С. 140–149; Его же. Раскол «епископа» Василия (Костюка) // Сектоведение. Альманах. 2014. Т. IV. С. 90–101; Его же. «Правая» церковная оппозиция на Гомельщине в период немецкой оккупации и послевоенные годы (1941–1950) // Труды МинДА. 2015. № 12. С. 187–202; Его же. Феномен «новообрядного беспоповства» на территории Гомельской области в 1940–1980-е гг. // Сектоведение. Альманах. 2016. Т. V. С. 56–72; Его же. Церковная деятельность В.М. Борового в годы немецкой оккупации Беларуси // ΧΡΟΝΟΣ. Церковно-исторический альманах. 2017. № 4. С. 125–148; Его же. Истинно-православные христиане и катакомбное движение в Белоруссии // Православная энциклопедия. 2017. Т. 45. С. 314–317; Его же. Исторические обстоятельства и политические предпосылки церковного раскола белорусской эмиграции в 1948–1949 гг. // ΧΡΟΝΟΣ. Церковно-исторический альманах. 2017. № 5. С. 83­–110; Его же. Церковные расколы в белорусской эмиграции: религиозная деятельность митрополита Петра (Журавецкого) и патриарха Владислава (Рыжего-Рыского) // Труды МинДА. 2017. № 14. С. 293–314; Его же. Критерии классификации внутриконфессиональных религиозных конфликтов // Вестник Минского городского института развития образования. Научно-методический журнал. 2018. № 2 (34). С. 54–66 и др.

[146] Мазырин Александр, диакон. Юрисдикционные конфликты в Русской Православной Церкви второй половины 1920-х – 1930-х гг. в свете позиции ряда высших российских иерархов: Дис. ... канд. богословия. М., 2004. 489 с.; Его же. Внутренние конфликты в Русской Православной Церкви второй половины 1920-х – 1930-х годов: В свете позиции высших иерархов: Дис. ... канд. ист. наук. М., 2005. 334 c.; Его же. Вопрос о взаимоотношениях священномученика митрополита Петра (Полянского) с «правой» церковной оппозицией и митрополитом Сергием (Страгородским) // Богословский сборник. Вып. 10. М.: Изд-во ПСТБИ, 2002. С. 386–431; Его же. Священномученик митрополит Кирилл (Смирнов) как глава «правой» церковной оппозиции. Круг его ближайших последователей // Богословский сборник. М.: Изд-во ПСТБИ, 2003. Вып. 11. С. 368–424; Вып. 12. С. 224–279; Вып. 13. С. 286–348; Его же. Священноисповедник епископ Виктор (Островидов) как представитель крайней оппозиции митрополиту Сергию (Страгородскому) // Православная Русь. 2007. № 10 (1823). С. 3–10; Мазырин Александр, иерей; Хелемендик М. «Борисовщина» – григорианский раскол в Москве // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 3. М.: Общество ревнителей Православной культуры; Музей «Кадашевская слобода», 2008. С. 58–73; Мазырин Александр, священник. Вопрос о легализации Церкви при Патриаршем Местоблюстителе митрополите Петре и зарождение «григорианского» («борисовского») раскола // XIХ Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ: в 2-х т. Т. 1. М.: Изд-во ПСТГУ, 2009. С. 282–288; Его же. Совместная борьба российских и украинских иерархов с церковными расколами середины 1920-х гг. // Вiсник прес-служби УПЦ. 2010. Жовт. Вип. 109. С. 9–15; Его же. «Восьмой Вселенский Собор» и обновленческий раскол в России // XХV Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ. М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. С. 124–135; Его же. «Правая» церковная оппозиция, «непоминающие», «ИПЦ», «катакомбники»: к вопросу о сути явления и терминологии // История страны в судьбах узников Соловецких лагерей. Сборник статей и докладов научно-практической конференции. Вып. 2. Соловки: Соловецкий музей-заповедник, 2017. С. 8–26; Его же. «Непоминающие» // Православная Энциклопедия. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2018. Т. 49. С. 15–20 и др.

[147] Кострюков А.А. Русская Зарубежная Церковь и Патриарх Тихон (1920-1925 гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 2007. 366 с.; Кострюков А.А. Русская Зарубежная Церковь: создание, взаимоотношения с московской церковной властью и внутренние разделения в 1920–1938 гг.: Дис. … докт. ист. наук. М., 2012. 235 с.; Кострюков А.А. Русская Зарубежная Церковь в первой половине 1920-х годов. Организация церковного управления в эмиграции и его отношения с Московской Патриархией при жизни Патриарха Тихона. М.: ПСТГУ, 2007. 398 с.; Его же. Русская Зарубежная Церковь в 1925–1938 гг. Юрисдикционные конфликты и отношения с московской церковной властью. М.: ПСТГУ, 2011. 624 с.; Его же. Русская Зарубежная Церковь в 1939–1964 гг. Административное устройство и отношения с Церковью в Отечестве. М.: ПСТГУ. 2015. 488 с.; Его же. Русская Зарубежная Церковь и указ патриарха Тихона об упразднении заграничного Высшего Церковного управления // Отечественная история. 2007. № 5. С. 72–86; Его же. Русская Зарубежная Церковь и преодоление «болгарской схизмы» // Троицкое наследие. 2010. № 1 (27). С. 14–17; Его же. Русская Зарубежная Церковь и Американская митрополия в 1920–1926 гг. // Троицкое наследие. 2010. № 4 (30). С. 54–65; Его же. К истории разделения между Московской Патриархией и Североамериканской митрополией в 1933 г. // Вестник ПСТГУ. II. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 3 (40). С. 46–58; Его же. Русская Зарубежная Церковь и обновленческий раскол в 1920–1930-е годы // Вестник Челябинского государственного университета. История. Вып. 48. 2011. № 34 (249). С. 84–89; Его же. Обстоятельства разделения между Русской Зарубежной Церковью и митрополитом Евлогием в 1926 г. // Ярославский педагогический вестник. Т. 1 (Гуманитарные науки). 2011. № 4. С. 69–77; Его же. О некоторых причинах неудачи православия западного обряда // Вестник ПСТГУ. II. История Русской Православной Церкви. 2016. Вып. 2 (69). С. 80–98 и др.

[148] Петрушко В. И. Автокефалистские расколы на Украине в постсоветский период (1989–1997 гг.). М.: ПСТБИ, 1998; 255 с.

[149] Шкаровский М. В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб.: НИЦ «Мемориал», 1999. 400 с.; Его же. История русской церковной эмиграции. СПб.: Алетейя, 2009. 359 с.; Его же. Обновленческое движение в Русской Православной Церкви XX века. СПб.: Издательство «Нестор», 1999. 99 с.; Его же. Судьбы иосифлянских пастырей. Иосифлянское движение Русской Православной Церкви в судьбах его участников. Архивные документы. СПб.: «Сатис», «Держава», 2006. 590 с. и др.

[150] Беглов Алексей. В поисках «безгрешных катакомб». Церковное подполье в СССР. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, «Арефа», 2008. 352 с.; Его же. Епископат Русской Православной Церкви и церковное подполье в 1920–1940-е гг. // Альфа и Омега. 2003. № 1 (35). С. 138–155; Его же. Понятие «катакомбная церковь»: мифы и реальность // Меневские чтения. 2006. Научная конференция «Церковная жизнь ХХ века: протоиерей Александр Мень и его духовные наставники». Сергиев Посад, 2007. С. 51–59; Его же. Последний бой обновленцев. Эпизоды воссоединения с Патриаршей церковью в 1944–1946 годы // Альфа и Омега. 2004. № 2 (40). С. 205–214; Его же. Церковная оппозиция в 1940-е годы // Альфа и Омега. 2006. № 2 (46). С. 111–133; Его же. Церковное подполье в СССР в 1920–1940-х годах: стратегии выживания // Одиссей. Человек в истории. 2003. М., 2003. С. 78–104; Его же. Эволюция церковной жизни в условиях подполья: итоги двадцатилетия (1920–1940-е гг.) // Альфа и Омега. 2003. № 2 (36). С. 202–232.

[151] Осипова И. И. «Сквозь огнь мучений и воду слез…» Гонения на Истинно-Православную Церковь в СССР. По материалам следственных и лагерных дел. М.: Серебряные нити, 1998; 432 с.

[152] Лавринов В. В. Обновленческий раскол в Русской Православной Церкви в 1920-е – 1940-е гг. (на материалах Урала): Дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург: Уральский государственный университет им. А. М. Горького, 2010. 198 с.; Лавринов Валерий, протоиерей. Очерки истории обновленческого раскола на Урале (1922–1945). М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2007. 308 с.; Лавринов В.В. Историография обновленческого движения в Русской Православной Церкви в 1920–1940-е гг. // Научная рефлексия. Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 24. С. 151–158.

[153] Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского / Авт.-сост. Журавский А. В. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004; 864 с.

[154] Катаев А. М. Московская Патриархия и церковные разделения за рубежом и в СССР в 1922–1946 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 2006; 212 с.

[155] Иона (Яшунский), иеродиакон. Ниши катакомбы // Вестник РХД. 1992. № 166. 243–260.

[156] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997; 832 с.

[157] Митрофанов Георгий, священник. Русская Православная Церковь в России и эмиграции в 1920-е годы (К вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии и русской церковной эмиграции в период 1920–1927 гг.). СПб.: Изд. «Ноах», 1995; 144 с.

[158] Шкаровский М. В. Нацистская Германия и Православная Церковь. Немецкая политика по отношению к Православной Церкви и религиозное возрождение на оккупированной территории СССР. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2002. 528 с.; Его же. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М.: Изд. Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2005. 424 с.

[159] Священномученик Нектарий, епископ Яранский. Его приходы и паства в Вятской губернии. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2016. 616 с.; «Тайный» епископ Максим (Жижиленко). Сподвижники его и сострадальцы. Жизнеописания и документы Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2014. 640 с.; «Я хочу принадлежать только Церкви…» Священномученик Андрей, архиепископ Ухтомский. Труды, обращения, проповеди, письма, документы / Сост. И. И. Осипова, Л. Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2012. 480 с.; Воин Христов верный и истинный. Тайный епископ ИПЦ Михаил (Ершов). Жизнеописание, письма и документы / Сост. И.В. Ильичев. М.: Братонеж, 2011. 744 с.; Вятский исповедник: Святитель Виктор (Островидов). Жизнеописание и труды / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2010. 512 с.; «О, Премилосердый… Буди с нами неотступно…» Воспоминания верующих Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви. Конец 1920-х – начало 1970-х годов / Сост., подг. текстов, комм., предисл., вступ. ст. И.И. Осиповой. М.: Братонеж, 2008. 464 с.; Священноисповедник Димитрий, архиепископ Гдовский. Сподвижники его и сострадальцы. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2008. 528 с.; Священномученик Иосиф, Митрополит Петроградский. Жизнеописание и труды / Сост. М.С. Сахаров и Л.Е. Сикорская. СПб.: «Кифа», «Издательство Олега Абышко», 2006. 352 с.; Священномученики Сергий, епископ Нарвский, Василий, епископ Каргопольский, Иларион, епископ Поречский. Тайное служение иосифлян. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2009. 520 с.; «Тайной Церкви ревнитель». Епископ Гурий Казанский и его сомолитвенники. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. М.: Братонеж, 2008. 336 с.

[160] Слесарев А. В. Расколоведение. Введение в понятийный аппарат: учебное пособие для бакалавриата теологии / А.В. Слесарев. Москва: Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, Издательский дом «Познание», 2021.

Статья проректора по научной работе Минской духовной академии, кандидата богословия, доцента Слесарева А. В.

Учебный Комитет Русской Православной Церкви

Возврат к списку